Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

"Алые паруса" для адмирала

АНАЛИТИКА 12.08.2016 в 04:45

Будушим офицерам флота не на чем ходить в океан, а ВМФ собирается строить романтический парусник

Заместитель главнокомандующего ВМФ РФ по вооружениям вице-адмирал Виктор Бурсук заявил газете «Известия», что Главный штаб ВМФ работает над созданием современного специализированного учебного корабля (УК) для подготовки курсантов военно-морских училищ. Но что это будет за судно! Как выяснилось, большой многомачтовый парусник, каковые в России не строили с 19-го века! Без сомнения — с современной электронной начинкой, но все же …

— Имеющихся у нас учебных кораблей хватает для решения текущих задач подготовки курсантов военно-морских училищ, — заявил адмирал. — Но мы планируем строительство парусного.

Правда, по словам адмирала, за дело возьмутся не завтра. В действующей сегодня кораблестроительной программе про учебный парусник для ВМФ ни слова. Поэтому в лучшем случае проект включат в следующую программу. А строить начнут не ранее 2025 года.

Если все это обобщить - на этот раз вице-адмирал Бурсук сильно удивил тех, кто хоть чуть-чуть знаком с положением дел на российском флоте. В его речи что ни слово, то большой-пребольшой вопрос.

Ну вот, например, нужны ли нашему ВМФ новые учебные корабли или их на самом деле, как уверен замглавкома, хватает «для решения текущих задач подготовки курсантов военно-морских училищ»? Если полистать подшивку тех же «Известий» за февраль 2013 года, то можно найти, скажем, такое любопытное признание неназванного источника из все того же Главного штаба ВМФ: ««Из-за нехватки учебных кораблей подготовка плавсостава ведется не в море, а на земле в специализированных учебных центрах флота. Это нас не устраивает».

Странно, правда? Ответственные представители одного и того же самого высокого управленческого флотского ведомства с интервалом в три года делают прямо противоположные оценки одной и той же проблемы. Может быть, за минувшее время с «плавучими классами» для курсантов военно-морских учебных заведений что-то поменялось к лучшему? Нет. Если что и поменялось, то стало только хуже.

В действительности, в распоряжении ВМФ РФ на сегодня осталось лишь два учебных корабля первого ранга (а тех, что поменьше, уже и вовсе нет в строю) — «Смольный» и «Перекоп». Оба проекта 887, оба построены на польских верфях в середине 70-х годов прошлого века. Это был первый опыт кораблестроения в целенаправленном проектировании учебных кораблей. А пока - и последний.

К тому времени мы сильно мучились как раз из-за отсутствия учебный кораблей. Шла холодная война, советский Военно-Морской флот стремился на равных конкурировать с американцами в Мировом океане. Кораблестроительные заводы Союза работали на полную мощность, а в военно-морские училища, которых в СССР тогда было одиннадцать, год за годом увеличивали выпуски лейтенантов. Готовить как следует корабельных офицеров только на берегу было невозможно. Серьезную морскую практику будущим флотоводцам мог дать только океан.

Сначала курсантов каждого курса на практику расписывали по боевым кораблям. Но на крейсерах и эсминцах не было никаких условий для полноценной учебы. К тому же их штатные экипажи, и без того жившие в сильно стесненных кубриках, вынуждены были еще сильней уплотняться.

Тогда и взялись всерьез за создание хоть каких-то специализированных учебных кораблей. За основу взяли плавбазы подводных лодок проекта 1886, которые строили в городе Николаеве.

Созданные для обеспечения действий подводников на большом удалении от собственных причалов, такие плавбазы водоизмещением приблизительно в 8 тысяч тонн, способны были пополнять запасы на лодках, проводить их небольшой ремонт и давать кратковременный отдых экипажам. Для всего этого корабли проекта 1886 имели достаточно просторных помещений. Часть из них переделали под штурманские классы и кубрики для переменного состава. Для навигационных измерений оборудовали астрономическую палубу. Получился проект 1886У (учебный).

Первый такой корабль, вступивший в строй в 1970 году, назвали «Гангутом». Через год следом за ним Николаев выдал второй — «Бородино». Каждый принимал на борт до 300 курсантов военно-морских училищ и до 30 офицеров-преподавателей. И почти безостановочно вместе с ними «Гангут» и «Бородино» находились в море. Самый популярный маршрут штурманской практики — поход вокруг Европы. Кронштадт — Севастополь и Севастополь-Кронштадт. Практически не сомневаюсь, что каждый нынешний российский флотоводец первые свои пеленги на маяки и мысы Ла-Манша и Датских проливов брал с борта этих кораблей-трудяг. Дважды в таких походах — по разу на «Гангуте» и «Бородино» — участвовал и автор этих строк.

Поэтому по собственному опыту знаю: новому назначению бывшие плавбазы подводных лодок отмечали не вполне. Даже столовых для курсантов на них не было, питание организовывали по кубрикам, по так называемой «бачковой» системе. Как в 19-м веке на парусном флоте.

Неудивительно, что вскоре было решено спроектировать именно учебные корабли для ВМФ СССР. Так родился уже упомянутый проект 887. Практически идеальный для свой роли.

Вооружение — две двуствольные 76-мм артиллерийские установки АК-726, две двуствольные 30-мм артустановки АК-230 и реактивные бомбометы. Десять специализированных помещений для практических занятий курсантов, два штурманских класса с репитерами и индикаторами всех существующих средств навигации, включая радиопеленгаторы. Артиллерийский, радиотехнический и такелажный классы. Даже учебный ПЭЖ — пост энергетики и живучести, откуда по любому надводному кораблю распределяются все виды энергии, а при авариях организуется борьба за живучесть.

Восьмая палуба стала астрономической. На полуютах — шесть гребных шлюпок.

Таких прекрасных учебных кораблей успели сделать всего три — «Смольный», «Перекоп» и «Хасан». Вместе с «Гангутом» и «Бородино» это была серьезная база для морской практики курсантов.

«Хасан» спустили на воду последним в этом ряду — в боевой состав флота его ввели в 1980 году. Самый несчастливый — тоже он. 27 ноября 1985 года в проливе Босфор в густом тумане под форштевень «Хасана» угодил турецкий ракетный катер «Мелтен» (типа «Ягуар» германской постройки). Катер был распорот надвое и затонул. Часть экипажа погибла.

Советский корабль был арестован турецкими властями и долго стоял в Босфоре. Но после разбирательства выяснилось, что в катастрофе повинен командир «Мелтена». И «Хасан» отпустили восвояси.

Дальше СССР развалился и начался разгром. В 1996 году под нож пошло «Бородино», оказавшееся в то время на Тихом океане. В том же году «Гангут» передали пограничникам, которые с какого-то перепугу собирались превратить его в корабль управления, подобных которым у них отродясь не было. Но глупая затея не осуществилась. И в 1998 году бесхозный «Гангут» тоже отправили на разделку. В 1999 году следом в последний путь проводили «Хасан».

Таким образом, к нынешнему дню от всей бывшей могучей бригады учебных кораблей Ленинградской военно-морской базы уцелели лишь «Смольный» и «Перекоп». Вот их-то, утверждает теперь вице-адмирал Бурсук, нам вполне достаточно. Это хотя бы похоже на правду? Ничуть.

В том, что адмиралы на самом деле прекрасно отдают себе отчет в том, что сложившееся положение ненормально, свидетельствует такой факт. В 2013 году решено было попытаться переделать в учебный корабль давно ржавевший на калининградской заводе «Янтарь» недостроенный сторожевой корабль «Новик» (проект 12441). Его заложили 27 июля 1997 года. В состав флота планировали ввести в 2001-м. Но стройку забросили в готовности примерно 30 процентов.

Чтобы хоть как-то сдвинуть дело с мертвой точки, «Новик» решили было переименовать в «Бородино», проект существенно переработать. Переработали, но все равно не вышли ничего толкового. Этот корабль был изначально втрое меньшего водоизмещения, чем его сгинувшие в мартенах предшественники советских времен. Брать на борт толпу курсантов и преподавателей он был заведомо не в состоянии. И недостроенный «Новик», так и не переродившийся в «Бородино», тоже ушел «на иголки».

Вся эта свистопляска привела к тому, что в начале нынешнего десятилетия наш ВМФ на некоторое время оказался вообще без единого исправного учебного корабля. В 2010-м «Смольный» на три года ушел на ремонт в болгарскую Варну. А когда вернулся, занялся вовсе не своим прямым делом, а надолго отправился во французский порт Сен-Назер в качестве плавказармы. Там на «Смольный» поселили российский экипаж, осваивавший купленные было нами у Парижа вертолетоносцы «Мистраль».

Как известно, сделка с «Мистралями» развалилась и «Смольный», как оказалось, сгонял в Сен-Назер напрасно. Вернулся он в Кронштадт лишь в 2014-м. «Перекопа», его собрата, у причала уже не было. Он, вконец обессиливший, в 2013-м тоже отправился на ремонт в Варну. Таким образом, по крайней мере, год у нашего флота не оставалось ни одного учебного корабля и морскую практику курсантов проводить было вообще не на чем.

Кстати, «Перекоп», судя по всему, в Болгарии застрял надолго. Сроки окончания его ремонта уже переносили не раз по причине забастовок на заводе «Флотский арсенал». Теперь, видимо, дело затягивают антироссийские санкции Запада. Так что фактически в распоряжении Главного штаба один только «Смольный». Может быть, он справляется и в одиночку?

И это просто не может быть правдой. Вспомним: еще в 2013 году министр обороны РФ Сергей Шойгу объявил, что набор в оставшиеся у России шесть военно-морских училищ увеличивается впятеро — до 1200 курсантов ежегодно. Всего на пяти курсах, стало быть, вот-вот будут учиться порядка 6000 будущих офицеров флота. Что и понятно. Наши верфи снова завалены военными заказами, а стоящими пока на стапелях фрегатами, корветами, тральщиками и подводными лодками кто-то ведь должен будет управлять.

Еще вспомним: больше 300 курсантов в каждый поход «Смольный» брать на борт просто не в состоянии. Каким же образом ежегодно провести через его учебные курсы оставшиеся тысячи курсантов? Видимо, знает это лишь заместитель главкома адмирал Бурсук. Знает, но никому не рассказывает.

Дальше — больше. Со слов адмирала выходит, что до 2025 года мы вообще не собираемся строить учебные корабли. Смогут ли тогда подошедшие к полувековому юбилею «Перекоп» и «Смольный» вообще оторваться от причала?

Так ведь подмоги им, как выяснилось, не приходится ждать и после 2025-го. Потому что мы если и соберемся что-то строить к тому времени, то зачем-то красивый многомачтовый парусник. Нечто вроде «Крузенштерна», «Седова» или «Мира», которые числятся за другими ведомствами.

Но в состоянии ли самый распрекрасный парусник заменить военным морякам современный учебный корабль с учебным ПЭЖем, артиллерийскими и прочими классами? Этого тоже просто не может быть в природе.

Тогда зачем вообще ВМФ тратиться на эти романтичные, но почти бесполезные «алые паруса»? Возможно, ответ кроется в комментарии, которым анонимный представитель Главного штаба ВМФ попытался подкрепить рассуждения своего начальника. Оказывается, военный парусник отлично подойдет для представительских функций в иноземных портах. Потому что будет «привлекать взгляды и демонстрировать морские амбиции своего государства».

Сергей Ищенко

svpressa.ru

Оценка: 4.0 / 3
253 просмотра
Яндекс.Метрика