Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Арктика как она есть. "Северный десант" вернулся из очередной экспедиции

ПОДРОБНОСТИ 25.04.2016 в 23:48

Только когда видишь этих людей перед собой, в зале, где проходит пресс-конференция по итогам экспедиции, понимаешь, насколько труден и опасен поединок человека и Арктики. «Северный десант» ежегодно уходит в Арктику, чтобы сделать её понятнее для человечества, изучить влияние людей на самый недоступный регион России, сформулировать принципы будущей российской арктической цивилизации.

Буквально обожжённые Севером (ожоги от мороза, штормового ветра и солнечного ультрафиолета мало чем отличаются от огненных ожогов) участники экспедиции сейчас похожи на бойцов, вышедших из трудного сражения. Они неспешно и как-то устало рассказывают о том, как проходила экспедиция, о её трудностях, о том, что смогли узнать они за месяц, проведённый наедине с Арктикой.

Как всё начиналось

В далёком 1991 году Александр Петерман вернулся в Нижневартовск после службы в ВДВ. В отличие от «новых русских» 90-х, он ваучеры не скупал, заводы по дешёвке не приватизировал. Вместо этого Александр начал свой бизнес буквально с нуля, создав вместе с несколькими друзьями небольшую компанию «Славтэк», которая сейчас уже стала корпорацией, включающей в себя более 250 предприятий в 10 городах России.

Казалось бы, вполне обычная судьба успешного российского предпринимателя. Но в 2008 году к Александру обратился ученый-этнограф Валерий Михайловский с просьбой помочь в организации экспедиции, исследующей пути миграции финно-угорских народов. Александр экспедицию, как и многие другие проекты, с которыми обращались к нему знакомые, а иногда и не очень знакомые люди, профинансировал, но неожиданно загорелся её идеей, сам прошел по маршруту и... заболел Арктикой.

С тех пор каждый год он и его товарищи уходят на снегоходах в тундру, теперь это постоянно действующая экспедиция. При этом большая часть участников экспедиции — бывшие бойцы спецподразделений, сам руководитель демобилизовался в звании сержанта ВДВ, а сейчас он является членом наблюдательного совета «Союза десантников России», а ещё действительным членом Русского географического общества, под эгидой которого и проходят экспедиции.

Ледяной космос

Что такое арктическая экспедиция? Это не просто холод, не просто снег. Чаще всего арктическую тундру сравнивают с космосом. Иногда называют «ледяной ад». Смотря какая погода.

...14 марта, накануне старта, температура — минус 24° С, с учётом ветра — минус 31°, небольшой снег, условия вполне комфортные. Маршрут начинается в населённом пункте Тазовский. Здесь живут чуть больше 7 тысяч человек, но по местным меркам это райцентр. Сюда даже автомобильная дорога подходит — роскошь для здешних мест необыкновенная.

Старт, 15 марта. Снегоходы идут гуськом, каждый тащит за собой на буксире сани весом до тонны. Основной груз — бензин. Первым идет Александр Петерман, за ним — Ильгизяр Бекташев, совершенно невероятный человек. На первой чеченской войне Ильгизяр потерял ногу. Уже то, как он передвигается, поражает воображение: он не носит протеза и не пользуется костылями. В походы ходит наравне со всеми, не только без поблажек, но вторым номером, за командиром.

В первый же день ветер усилился до 10 м в секунду (36 км/час), стрелка термометра упала до — 31°. Впрочем, идти можно, если бы не сильнейший снегопад. Видимость нулевая. Пришлось ставить палатку и ждать. Когда снегопад кончился, взяли курс на полярную станцию Сопкарга, в устье Енисея. Но не прошли — планы изменил ледокол. Снова приходится ждать.

Заночевали на станции и 19 марта дошли до Диксона, «столицы Арктики». Сейчас там проживают чуть больше 600 человек. В 1985 году их было 5 тысяч. Такую цену заплатил Север за развал Советского Союза. Но люди здесь живут особые. Добрые, щедрые, открытые. Это люди Арктики. И местные ребятишки не рвутся в большие города. Они хотят жить здесь, в тундре, в гармонии с природой.

Люди на Севере — главная ценность. Жителям тундры важно знать, что они интересны и нужны государству не только как рабочая сила и налогоплательщики. Им важно чувствовать себя соотечественниками, быть товарищами тех, кто отправляется в белое безмолвие по зову сердца, не только для получения дозы адреналина, но и потому, что хотят помочь и реально помогают. В один из своих походов «Северный десант» обеспечил мобильной связью удалённую заставу, и пограничники смогли впервые за несколько месяцев поговорить с родными. Также были закуплены и переброшены в местные школы новые учебники.

К 23 марта прошли первую тысячу километров. И тут начался шторм, сильнейший за пять лет. Порывы ветра до 30 м/с. Это тот самый ветер, который сносил крыши пятиэтажек, а в аэропорту Норильска сдул с полосы пассажирский «Боинг».

К двум часам ночи ветер уменьшился до 10 м/с, и экспедиция тронулась в путь. Да, они ходят и ночью, если надо. К 8 утра выходят на берег Лаптева, где из человеческих поселений только две крошечных станции — полярная и метеорологическая, четыре и два человека соответственно.

Не просто экстрим

Сотрудничество с Русским географическим обществом предполагает, что экспедиция выполняет государственные задачи. И задач этих, надо сказать, хватает. Например, исследование территории и составление подробных карт арктического побережья России, которых нет до сих пор, и никакие спутниковые системы помочь тут не в силах! Увы, но суровая Арктика неохотно открывает своё людям лицо. В одном из походов «десантники» едва не погибли, попав в необозначенный ни на одной карте арктический горный каньон, в другой раз Петерман по какому-то наитию остановил двигающуюся в метель группу в пяти метрах от крутого обрыва. Прокладка проходимых маршрутов, которые когда-то могут стать дорогами и даже трассами — важнейшая государственная задача.

Экспедиция фиксирует на картах всё, что попадается на пути: каньоны и холмы, зимовья, пути миграции оленей и маршруты движений коренных жителей крайнего Севера. В планах составить сводную карту всех дорог на «их» участке тундры, вплоть до троп, которыми ходят оленеводы и охотники, и мест, подходящих для посадки самолётов и вертолётов. А ещё участники экспедиции наносят на карту мусорные свалки, брошенные посёлки и даже целые производства — карьеры, рудники, оставшиеся от прошлых попыток осваивать эти земли, добывать здесь полезные ископаемые, ведь даже дорогое оборудование в таких условиях дешевле бросить, чем вывезти.

Отдельная задача — тестирование последних отечественных разработок, так или иначе связанных с подобными путешествиями. В частности, речь идет об отечественной системе глобального позиционирования ГЛОНАСС. Испытывалось в экспедиции и разного рода снаряжение (в этом году, например, универсальный спасательный костюм) и арктическая техника. На фоне санкций российская промышленность сделала рывок вперед — теперь самую лучшую одежду для Арктики выпускают российские производители, а отечественная снегоходная промышленность начала выпускать довольно приличные машины.

Покорители Севера

В этом году экспедиция в очередной раз попыталась выполнить самую свою амбициозную задачу — прорваться к Арктическому мысу на архипелаге Северная земля, к самой северной точке Евразии. Но чтобы добраться до архипелага, надо преодолеть пролив Вилькицкого — 56 км в самом узком месте. И тут перед путешественниками Арктика развернула непреодолимое препятствие — дрейфующий лед.

Александр Петерман рассказывает: «Утром я и Дмитрий Фадеев направились с разведывательной целью в пролив Вилькицкого. Через 10 км от берега мы оказались у большого разводья. Его протяженность может колебаться от нескольких метров до нескольких километров. В отдалении видны длинные, узкие зоны плавучего льда шириной в километр, состоящие из мелких обломков, оторвавшихся от основной ледяной массы и сгоняемых вместе под влиянием ветра, волн или течения. Снегоходы, к сожалению, не летают, а значит, тут нам не проехать. Пробуем западное направление, проходим по деформированному льду: торосы, взломы, трещины. Неожиданно задняя часть моего снегохода начинает проваливаться в смерзшееся разводье. Вероятно, оно было заполнено ледяной кашей и покрыто молодым льдом...».

Арктика — не место для амбиций. Раз не пройти, значит не пройти. Пришлось поворачивать домой. Арктика сурова, но одновременно с этим «ледяной космос» очень хрупок. Любые следы человеческого вмешательства сохраняются здесь не то что десятилетиями — веками. «Северный десант» часто идет по следам былых экспедиций.

«Мы два раза останавливались на ночёвку между материком и островом Расторгуева, — рассказывает Петерман, — там удобное место для ночевки. И видно, что уже кто-то раньше тут останавливался: брёвна сложены в ряд, зелёные такие... Стали уточнять, и оказалось, что это место, где зимовала полярная экспедиция Колчака! Мы много чего находили. Зимовья, например: если топором рубленые — значит старые, XIX века, а если пилой — 70-80 лет. Это были настоящие герои! Старые экспедиции проходили в день максимум 20-30 километров. Смерть всегда стояла у них за плечами. Когда хоронили умерших, гробы закопать не могли — там вечная мерзлота. Прикапывали их неглубоко. Со временем земля смывается, и они стоят на поверхности...».

На защите мира

Было бы странно, если бы бывшие десантники и спецназовцы не использовали свой опыт на пользу министерства обороны. 1 декабря 2014 года было создано объединенное стратегическое командование «Север», а уже в феврале 2016-го в Нижневартовске прошел семинар для офицеров спецподразделений, посвящённый особенностям выживания в Арктике. В составе этой экспедиции маршрут прошёл действующий офицер спецназа ГРУ. По итогам экспедиции готовится доклад в министерство обороны, и нет сомнений, что в штабе «Севера» узнают много полезного о выживании и боевой работе в экстремальных условиях.

Колоссальные ресурсы русского Севера (нефть, газ, никель, платина, золото и многое другое) давно уже вызывают далеко не вегетарианский интерес у «мирового сообщества». Аналитики называют XXI век временем «битвы за Арктику». Американцы держат на Аляске две армейские пехотные бригады, почти весь личный состав их корпуса морской пехоты прошёл арктическую подготовку. Имеют готовые к боям в Заполярье подразделения и союзники США по НАТО — Канада и Норвегия. И только у нас 6 тыс. км арктического побережья, которые пока некому защищать, так как необходимые для этого силы едва начали создаваться.

Впереди новый «Северный десант», и почти сразу после возвращения начинается подготовка к очередной экспедиции. Полярные исследователи уже прокладывают новый маршрут. Вот так и получается, что группа энтузиастов, сплоченных идеей исследования Арктики, делает сегодня дело, которое не под силу государственным структурам.

Владислав Шурыгин

aif.ru

Оценка: 2.0 / 1
171 просмотр
Яндекс.Метрика