Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Этот "Баргузин" легко достанет до Вашингтона

АНАЛИТИКА 19.05.2016 в 04:59

Ассиметричный ответ на американскую программу "Быстрого глобального удара"

Генеральный конструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов сообщает о том, что бросковые испытания боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» предполагается провести в четвертом квартале этого года. По их результатам будет принято решение о переходе к этапу развертывания полномасштабных работ по комплексу, включая передачу технологии заводу-изготовителю. Поступление первых «Баргузинов» в части РВСН ожидается в 2019 или в 2020 году.

Создание этого уникального комплекса развивается стремительно. Решение о создании БЖРК было принято в 2012 году. И вот уже на подходе бросковые испытания, на которых проверяется способность всех систем комплекса осуществлять выпуск ракеты из транспортно-пускового контейнера. То есть осуществлять минометный старт при помощи твердотопливного ускорителя. Запуска маршевого двигателя ракеты при этом не происходит.

Столь повышенная «производительность» конструкторов объясняется тем, что «Баргузин» создается не с чистого листа. В середине 70-х годов в КБ «Южное» начались разработки БЖРК РТ-23 УТТХ «Молодец». В нем использовались твердотопливные МБР 15Ж61 с разделяющимися боеголовками. В 1989 году первый поезд, оснащенный тремя межконтинентальными баллистическими ракетами, заступил на боевое дежурство, то есть начал перемещаться по железнодорожной сети страны. В 1991 году количество таких составов было доведено до двенадцати.

БЖРК представлял собой состав, закамуфлированный под обычный гражданский технический поезд. Три вагона были замаскированы под купейные вагоны, 14 — под рефрижераторы. Имелась цистерна с ГСМ. А также три тепловоза, тащившие три ракеты по 100 тонн каждая. БЖРК мог автономно перемещаться по железнодорожным сетям 28 дней. В боевой расчет поезда входило более 70-и военнослужащих.

На запуск ракеты с момента получения приказа из Генштаба были отведены 3 минуты. Процедура осуществлялась следующим образом. Состав останавливался. Специальное устройство отводило в сторону и заземляло контактный провод. Пусковой контейнер занимал вертикальное положение. После чего осуществлялся минометный старт ракеты — с выключенным двигателем она «выпихивалась» газами из контейнера на 20 метров в высоту. Далее ракета уводилась в сторону от поезда с помощью порохового ускорителя. И уже после этого включался маршевый двигатель — во избежание повреждения факелом двигателя пусковой установки и железнодорожного пути.

Такое базирование имело ряд существенных преимуществ. Обеспечивалась повышенная скрытность местонахождения ракетного комплекса. Из скрытности проистекала надежность охраны стратегического оружия.

«Молодец» также имел громадную устойчивость к ударной волне, возникающей при ядерном взрыве. В 1991 году на полигоне Плесецк был проведен уникальный эксперимент по имитации ядерного взрыва. Неподалеку от ракетного поезда (точная дистанция не разглашается) была выложена пирамида высотой в 20 метров, образованная вывезенными из Восточной Германии противотанковыми минами. Мощность взрыва составила 1000 тонн тротила. Образовалась воронка диаметром 80 метров и глубиной 10 метров. Уровень акустического давления в обитаемых отсеках поезда достигал 150 дБ. Непосредственно после взрыва пусковая установка отработала штатным образом.

При создании железнодорожного комплекса конструкторам пришлось решать множество специфических задач, с которыми они не сталкивались при проектировании «стандартных» МБР. Одна из наиболее серьезных проблем заключалась в том, что при пуске ракеты даже минометного типа нагрузка на железнодорожное полотно достигает такого уровня, при котором могут деформироваться пути. Для предотвращения разрушения насыпи и шпал было использовано сложное демпфирование, в котором принимали участие соседние с пусковой установкой вагоны.

Вполне понятно, что все эти сложные технические моменты автоматом переносятся и на новый БЖРК «Баргузин». Именно поэтому его разработка ведется ускоренными темпами.

А «Молодцу» история отпустила короткий срок. И это было предопределено тем, что победившие в холодной войне США в 1991 году начали навязывать Кремлю свои правила игры — в одни ворота. При этом инициативы назывались «снижением мировой ядерной угрозы», а, по сути, были разоружением России. «Молодец» представлял для Америки одну из наиболее серьезных угроз. Поэтому Вашингтон в 1991 году настоял на том, чтобы лишь половина ракетных поездов одновременно находилась на маршрутах боевого дежурства. Вскоре и это право было урезано — поездам разрешили удаляться не далее чем на 20 километров от мест их постоянного базирования.

В конце концов, по договору СНВ-2, подписанному в 1993 году, Россия была обязана уничтожить ракеты РТ-23 УТТХ. Как шахтного, так и железнодорожного базирования. Соответственно, были пущены «под нож» и сами уникальные поезда. 10 из них были утилизированы на Брянском ремонтном заводе. Два — переданы в музеи.

Он возвращается

Несмотря на то, что Госдеп беспрерывно повторяет, что Соединенные Штаты вынуждены наращивать мощь своей армии, дабы сдерживать «агрессивные устремления России», причинно-следственная связь тут абсолютно противоположная. Россия просто вынуждена отвечать на американские «инициативы». К которым относятся и выход из договора по ПРО, и развертывание системы противоракетной обороны в Европе, и придвижение войск НАТО к границам России.

Одна из таких «инициатив» - концепция «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike, PGS). Она предполагает нанесение массированного глобального удара неядерными силами по любой стране в течение одного часа. Такой удар назван «разоружающим». Это типичный рейганизм, но якобы «с человеческим лицом». На самом деле «разоружение» — это разрушение не только военной структуры, но и промышленных, и административных центров. То есть в значительной степени это удар по гражданскому населению, что эквивалентно применению ядерного оружия. За примерами далеко ходить не надо. В частности, во время Второй мировой войны во время американских бомбардировок Токио было больше жертв, чем в Хиросиме и Нагасаки.

Так вот, БЖРК «Баргузин» — это ответ на PGS.

Головным разработчиком проекта является Московский институт теплотехники. Разумеется, «Баргузин» отличается от «Молодца». Иначе и быть не может, поскольку временное расстояние между двумя комплексами около 30 лет. За это время технологии ушли вперед.

При этом разработчики жестко ограничены требованиями железнодорожных стандартов. То есть они должны вписаться в типоразмеры современных подвижных составов, чтобы ракетный поезд по внешнему виду не отличался от обычного. Так, ракета с пусковым контейнером должна размещаться в стандартном рефрижераторном вагоне, который имеет длину 24 метра.

Разумеется, главный компонент БЖРК — ракета. В «Баргузине» будет использована трехступенчатая твердотопливная МБР РС-24 «Ярс», стоящая на вооружении РВСН с 2009 года.

На поверхностный взгляд — это шаг назад, в сторону ослабления боевой мощи комплекса. Поскольку суммарный ядерный заряд у РТ-23 УТТХ больше. Однако эффективность РС-24 существенно выше. Потому что ракета «Ярс» с большей вероятностью способна преодолевать ПРО противника. Это достигается целым комплексом мер. Ракета имеет короткую активную фазу полета, когда работает маршевый двигатель. Полет происходит по настильной траектории. Разделяющиеся боеголовки оснащены современными средствами радиоэлектронной борьбы, а также имеют повышенную защиту от электромагнитных воздействий. И точность наведения у «Ярса» выше.

ТТХ МБР комплексов «Молодец» и «Баргузин»

Дальность, км: 10100 — 11000

Количество ступеней: 3 — 3

Длина, м: 23,3 — 23

Диаметр, м: 2,4 — меньше 2

Масса, т: 104,5 — 49

Забрасываемая масса ГЧ, кг: 4050 — н/д

Количество БЧ — 10 — 4

Мощность одной БЧ, кт: 430 — 300

Круговое вероятное отклонение, м: 500 — н/д

Владимир Тучков

svpressa.ru

Оценка: 4.0 / 3
434 просмотра
Яндекс.Метрика