Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Газпром превращает противников "Северного потока – 2" в своих союзников

АНАЛИТИКА 01.07.2016 в 21:12

Один из ярых противников «Северного потока – 2» – Словакия, судя по всему, сдалась и согласилась поддерживать важнейший для российских интересов проект. Газпром старается погасить политическую атаку против «Северного потока – 2» экономическими аргументами – и, похоже, вполне успешно. Какие у него нашлись аргументы?

Газпром и оператор газотранспортной сети Словакии Eustream договорились об использовании словацких газотранспортных мощностей в рамках проекта «Северный поток – 2» на долгосрочной основе, рассказал накануне глава Газпрома Алексей Миллер. «Если стороны договорились, значит, посчитали, что договоренности взаимовыгодны», – добавил он, отказавшись уточнить подробности соглашения.

Словакия транспортирует в Европу российский газ, идущий транзитом через Украину. Планы Газпрома построить «Северный поток – 2» для замещения украинского транзита означали потерю Словакией доходов от транзита. Неудивительно, что Словакия была одним из наиболее яростных противников «Северного потока – 2».

Министр экономики Словакии Вазил Гудак ранее жаловался, что страна потеряет 400 млн долларов (360 млн евро) в год из-за появления «Северного потока – 2». Министр экономического развития Алексей Улюкаев недавно на встрече с коллегой в Братиславе говорил, что Словакия получает ежегодно 700–800 млн евро от транзита.

Разночтения могут объясняться тем, что Украина уже сейчас транспортирует через себя в Словакию лишь половину от всего объема словацкого транзита. Значит, другая половина идет в Словакию через запущенный в 2012 году первый «Северный поток».

Для собственных нужд Словакия купила у Газпрома в прошлом году 3,8 млрд кубометров газа. Транзитом же через Словакию прошло 37,8 млрд кубометров. Не исключено, что часть российского газа из «Северного потока» попадает через Словакию и на Украину в виде реверсного газа. Но это невыгодно (поэтому маловероятно). Куда дешевле схема виртуального реверса (по бумагам газ идет из Словакии на Украину, но на деле Украина отбирает оговоренные объемы из своей транзитной трубы, тем самым обе стороны экономят на транспортировке). Словацкий оператор Eustream запустил масштабный реверс газа на Украину в сентябре 2014 года. В 2015 году Украина купила у Словакии таким образом 9,7 млрд кубометров газа. Для сравнения: из Венгрии пришло только 0,5 млрд кубов реверса, из Польши – 0,1 млрд кубов.

Сотрудничества Газпрома со Словакией в рамках «Северного потока – 2» предусматривает подачу газа через Германию в Чехию и далее через Словакию в австрийский хаб Баумгартен (в контрактах Газпрома, как правило, это точка приема газа европейскими потребителями).

Тем самым, для Словакии отпадает вопрос потери доходов от транзита после прекращения транзита газа через Украину с 2020 года. Газпром превращает некогда одного из самых ярых противников «Северного потока – 2» в союзника.

Brexit помог Словакии сделать правильный выбор

По сути, Братислава продает Украину, которую еще не так давно рьяно поддерживала. Однако в этом деле нет ничего личного – выгода перевешивает политические соображения.

Словакия была на распутье. «Первый путь – продолжать бороться с «Северным потоком – 2» и рассчитывать, что Брюссель заблокирует проект. Но если этот путь провалится и «Северный поток – 2» будет построен, то Словакия может остаться вообще без транзита и доходов. Потому что нам достаточно Чехии, в австрийский хаб газ может попасть и без Словакии. А подключать Словакию к транзиту или нет – это вопрос доброй воли Газпрома», – говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Судя по подписанному соглашению, Братислава выбрала второй, более выгодный для нее путь. Словакия поняла, что «Северный поток – 2» будет неизбежно построен, и транзит через Украину будет если не полностью закрыт, то значительно сокращен. А значит – и через Словакию.

Не исключено, что сделать правильный выбор Братиславе помог референдум в Великобритании. «Brexit означает усиление роли Германии и сокращение роли Брюсселя. Brexit может серьезно помочь «Северному потоку – 2», потому что Германия – главный экономический лоббист этого проекта», – полагает Симонов.

Интрига в том, что Словакия для «Северного потока – 2», по сути, ненужное транзитное звено. Поэтому договоренность в рамках этого проекта с Газпромом вполне можно рассматривать как поддержку (иными словами, подкуп) Москвой Братиславы.

Сейчас транзит российского газа идет через всю территорию Словакии, а из Германии будет только заходить в Словакию. То есть расстояние транзита через Словакию из «Северного потока – 2» будет в любом случае меньше, а плата за транзит зависит от километража. Поэтому договоренности между Москвой и Братиславой касаются прежде всего тарифа на транзит. Сейчас тариф идет за 100 км транзита.

«Но если платить за транзит по километражу, то Словакия теряет текущие доходы. Поэтому Братислава очень бы хотела, чтобы Газпром платил сетевой тариф, то есть за прохождение газа не на 100 км, а за прохождение газа через страну, и тем самым сохранил Словакии тот же объем денег, что и сейчас, но за меньшие километры», – говорит глава ФНЭБ.

Польша на подходе

Польша, по словам эксперта, также начинает понимать, что если не участвовать в проекте «Северный поток – 2» сейчас, то потом окажешься аутсайдером. Варшава уже прощупывает почву для того, чтобы не остаться у разбитого корыта вместе с Украиной.

Сразу два независимых и публичных источника рассказали, что Варшава выразила желание покупать газ, поступающий через «Северный поток – 2». Хотя сама Польша по понятным причинам пока стремится скрыть такую заинтересованность в этом проекте.

С Польшей договариваться сложнее, признает Симонов. Во-первых, там очень сильны антироссийские политические настроения. Во-вторых, для нее уход Украины из транзита не так критичен. Ведь Польша запитана в основном на белорусскую трубу.

«Польша не будет транзитером в рамках «Северного потока – 2», здесь история иная, чем со Словакией. Польша хочет стать получателем российского газа через «Северный поток – 2». Поэтому здесь будет торг по цене и по объемам поставок российского газа», – говорит Константин Симонов.

Все попытки Польши избавиться от российского газа потерпели серьезную неудачу. Это и проект СПГ-терминала в Свиноуйсьце, по которому Катар будет поставлять всего 1,5 млрд кубов газа существенно дороже газпромовского. Планы построить газопровод, чтобы соединить Польшу с норвежским шельфом, пока лишь на бумаге – это дорого и не гарантирует поставки дешевого газа.

За отказ от нагнетания политической шумихи вокруг «Северного потока – 2» и в целом за снижение градуса политического негатива в отношении России Газпром может предложить хорошую цену на газ. Второе – как минимум гарантии сохранения польского транзита российского газа из Белоруссии, а как максимум – увеличение этого транзита. Варшава, в отличие от Словакии, свой выбор пока не сделала. Но отказаться ей будет крайне тяжело.

Остальные сами сдадутся

Кроме Словакии и Польши, против «Северного потока – 2» выступали также Чехия, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия, Румыния, а также Болгария и Греция. В марте почти все они подписались под соответствующим письмом главе Европейской комиссии Жан-Клоду Юнкеру.

Что касается Чехии, то она уже давно включена в проект «Северный поток – 2», маршрут которого в виде трубопровода OPAL 2 будет проходить через Германию и Чехию в австрийский хаб Баумгартен. Этой стране труба нужна. «Чехия это письмо против «Северного потока – 2» подписала под давлением. Потому что ей это не нужно. Я с чехами плотно общаюсь, они говорят, что только и ждут, когда «Северный поток – 2» построят. Просто политически им сказали, что надо подписать письмо, деваться было некуда», – объясняет Симонов.

Венгрия, по его мнению, тоже подписалась против трубы под политическим давлением. «Премьера Венгрии и так обвиняют, что он агент Путина. Поэтому со стороны Венгрии это было репутационное решение – подписать ни к чему не обязывающее письмо. Но так как Венгрия будет получать газ из Баумгартена, то она легко сдаст Украину», – говорит эксперт.

Что касается стран Прибалтики, то они готовы подписаться под любым документом, если он против России. «Ни Украина, ни «Северный поток – 2» не имеют вообще никакого отношения к странам Прибалтики. Они получают газ по другим маршрутам, и их эта история экономически никак не касается», – поясняет собеседник. Здесь договариваться, судя по всему, бессмысленно.

Греция и Болгария зависят от украинского транзита, получая российский газ через Украину, но «Северный поток – 2» эту проблему никак не затрагивает. «Эту часть объемов «Северный поток – 2» не забирает, это как раз вопрос «Южного» и «Турецкого потока», – замечает Симонов.

К 2020 году прекращается срок действия транзитного договора Киева и Москвы и должна заработать вторая труба «Северного потока». Газпром говорил, что это не означает полное закрытие транзита через Украину, в этом случае через Украину может сохраниться транзит 10–15 млрд кубометров газа (как раз для поставок в Юго-Восточную Европу), если, конечно, не будет реанимирован один из южных проектов Газпрома («Турецкий» или «Южный поток»).

«Я не исключаю, что в итоге мы построим «Южно-турецкий поток», как я его называю. Это будет самый лучший вариант. Две трубы будут идти параллельно по дну Черного моря, а потом в районе турецко-болгарской акватории разойдутся – одна труба уйдет налево в Турцию, а вторая – дальше в Болгарию. И этот поток заберет на себя турецкие, болгарские, греческие и балканские объемы газа (которые сейчас идут через Украину). Грубо говоря, 15 млрд кубометров пойдет в Турцию, 15 млрд – в Болгарию и далее», – говорит глава ФНЭБ.

Ольга Самофалова

vz.ru

Оценка: 4.3 / 3
2313 просмотров
Яндекс.Метрика