Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Культура производства в России приближается к европейской

АНАЛИТИКА 06.04.2016 в 04:32

В России вырос один из важнейших показателей качества жизни – безопасность на производстве. В частности, смертность на производстве в России за десять лет сократилась более чем вдвое. Статистика показывает, что уровень производственного травматизма в нашей стране снижается и приближается к европейскому. Оказалось, что и государство, и бизнес приложили к этому свою руку.

Смертность работников на производстве в России за 10 лет снизилась более чем в два раза – до 1707 человек в 2015 году, сообщил директор департамента условий и охраны труда Минтруда Валерий Корж.

«Мы отмечаем устойчивую тенденцию к снижению травматизма, в том числе и такого пикового, самого печального вида производственного травматизма, как гибель работников на производстве. За последние десять лет – это период с 2006 до 2015 года – смертельный травматизм снизился более чем в два раза, в 2,2 раза», – сказал Корж.

По словам представителя Минтруда, по количеству погибших на 100 тыс. занятых в экономике Россия находится на уровне средних показателей Евросоюза. «В 2015 году на производстве погибло 1707 работников. Это примерно на 27% ниже, чем в 2014 году», – сообщил Корж. Лидером по производственному травматизму являются организации строительной сферы, на долю которых приходится 22% всех погибших работников, добавил он.

Первой напрашивающейся причиной низкого уровня травматизма сейчас является экономический кризис. Снижение объемов производства и строительства логично ведет к уменьшению травм. Динамика производственного травматизма четко реагирует на состояние экономической активности. Такая зависимость, в частности, была хорошо видна в прошлый кризис, отмечал Клинский институт охраны и условий труда. Так, в 2009 году фиксировался минимальный уровень травматизма, наиболее существенное за пять лет снижение общего числа количества работников, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве. Тогда как оживление экономической активности в 2010 году привело к повышению уровня травматизма относительно 2009 года.

И все же если посмотреть на десятилетия назад, то ситуация с безопасностью на производстве в России действительно улучшалась с каждым годом. Если в 1999–2001 годах на 1000 человек фиксировалось пять случаев травматизма на производстве, то начиная с 2003 года этот показатель неуклонно падал (исключение – послекризисный 2010-й). К 2013 году на тысячу человек приходилось менее двух случаев травматизма. По последним данным Росстата, количество пострадавших на производстве снизилось со 152 тыс. в 2000-м до 31,3 тыс. в 2014-м. За 14 лет – падение почти в четыре раза.

Раньше по показателям производственного травматизма, особенно со смертельным исходом, Россия существенно уступала ведущим странам Европейского союза. Теперь коэффициент частоты производственного травматизма со смертельным исходом в РФ как минимум сравним с европейскими странами.

Не последнюю роль в этом сыграло изменение законодательства, которое в том числе и экономически мотивировало работодателей улучшать безопасность, особенно на опасных производствах.

К примеру, в 2012 году работодателей обязали платить дополнительный страховой взнос в Пенсионный фонд за работника, который имеет право на досрочную пенсию в связи с вредными условиями труда. При этом федеральным законом были введены так называемые специальные оценки условий труда, в том числе по шуму, по свету и т. п. Работодателю стало выгодно создать безопасные условия труда, так как он может быть освобожден от данного страхового взноса. Причем обсуждается следующий шаг: если спецоценка высокая, выдается декларация на пять лет, и если за пять лет после предыдущей оценки на этом рабочем месте не было ЧС, то высокая оценка условий труда продлевается автоматически.

Раньше была аттестация рабочих мест по условиям труда, которую заменили на спецоценку. Главное отличие в том, что с помощью спецоценки был создан механизм стимулирования улучшения условий труда. «Существует прямая зависимость дополнительных страховых взносов в Пенсионный фонд от состояния условий труда. И теперь работодатели стремятся уменьшить класс и подкласс вредности на рабочем месте, потому что снижение всего на один подкласс означает существенную экономию», – говорится в статье специального выпуска журнала «8 часов», который приурочен к открытию Второй Всероссийской недели охраны труда в Сочи, где выступил глава Минтруда.

С другой стороны, новые законодательные изменения воплотили справедливый принцип: чем выше вредность и опасность на рабочем месте, тем больше гарантий и компенсаций получает работник от работодателя. Россия усилила гарантии и компенсации работникам вредных производств, что также стимулирует работодателей снижать травматизм.

Еще одна важная причина снижения уровня травматизма – это новые технологии, внедряемые на производствах в последние 10 лет активного роста российской экономики. Рост экономики позволял многим крупным компаниям модернизировать старые производства, открывать новые уже с новым, в том числе западным, оборудованием. А новые технологии – это не только более высокая производительность труда и создание более конкурентного продукта, но и повышение уровня безопасности.

«На нашем заводе изменилась сортировка готовой продукции, поставлены блокировочные конструкции, позволяющие остановить подачу бревна в случае нештатной ситуации», – рассказывает Владимир Панов, главный специалист по технике безопасности завода «ЛДК Игирма», входящего в состав «Русской лесной группы» (объединяет лесоперерабатывающие предприятия, расположенные в Иркутской области).

В «Норильском никеле», например, также покупают современную производственную технику, в том числе буровые установки, модернизируют старые заводы, плюс автоматизируют процессы, что естественным путем приводит к сокращению несчастных случаев.

Стимулирование со стороны государства и со стороны рынка увеличило заинтересованность работодателей в снижении травматизма на производстве. Но вот как научить сотрудников беречь свое здоровье? В «Русской лесной группе» считают, что самый травмоопасный работник – это временный работник. «Поэтому у нас в большинстве своем работают династиями», – говорит Панов.

В компании, по его словам, также проводятся тренинги, внеочередные проверки и экзамены. А чтобы сотрудники следовали этим правилам, применяли классический метод кнута и пряника. «Этот метод включал в себя и лишение премий, и штрафы, и создание тренажерного зала и спортивного центра. Многие работники после смены ходят размяться, а здоровый работник – внимательный работник. Кроме того, для каждой вакансии теперь прописана четкая инструкция, что тоже снижает риск травматизма», – рассказывает Панов.

В особой зоне риска на производстве также молодые сотрудники, стаж которых менее трех лет, отмечают в «Норильском никеле». Несколько лет назад эта самая рискованная категория сотрудников приносила самый высокий вклад в уровень травматизма в компании – до 75%. Но теперь его удалось снизить до 35%.

«Норильский никель» разрабатывает и внедряет собственные корпоративные стандарты безопасности. Причем к повышению безопасности привлекли и самих сотрудников.

«Мы активно поощряем рационализаторские предложения по промбезопасности и охране труда, которые к нам поступают от рядовых сотрудников предприятий компании. Например, в одном из подразделений «Норильскникельремонта» второй год подряд специалисты по безопасности и охране труда пишут так называемые творческие планы – разрабатывают свои подходы к улучшению промбезопасности. Среди них я бы выделил проект по видеофиксации положительных примеров соблюдения требований техбезопасности. В дальнейшем мы такие ролики тиражируем и поощряем их авторов. Эффект от демонстрации реальных положительных и отрицательных примеров гораздо выше, чем от смоделированных историй», – рассказывает Игорь Рахимов, директор департамента промбезопасности и охраны труда ГМК «Норильский никель» в интервью журналу «8 часов».

«Норильский никель» материально стимулирует сотрудников соблюдать безопасность. Например, на производстве работает система наставничества, причем за обучение и контроль нового сотрудника на производстве идет доплата. Дальше – больше: если ученик проработает определенное время без ЧП, то его наставник будет дополнительно материально поощрен.

Или, например, в Заполярном филиале ГМК с прошлого года начала работать специальная комиссия по культуре безопасности и охране труда. Она выявляет лучшие участки, работники которых коллективно премируются. Также в корпоративном университете рабочие и линейные руководители снова и снова садятся за парты и проходят тренинги и курсы, направленные на предотвращение несчастных случаев.

Если с уровнем травматизма ситуация в России существенно улучшилась, по крайней мере на крупных предприятиях (малые производства практически не учитываются в статистике, и там ситуация требует отдельных мер), то вот с профзаболеваниями в РФ и вовсе не все так плохо, как в Европе. Согласно Росстату, на 100 тыс. человек в России профессиональная болезнь фиксируется в шести случаях. Для сравнения: в Германии – 87, во Франции – 64, в Испании – 58, в Бельгии – 29 случаев на 100 тыс. человек.

Правда, возможно, радоваться здесь рано, ибо низкий уровень профзаболеваемости в России обусловлен как низким качеством осмотров при приеме на работу, так и недостаточным уровнем выявления профессиональных заболеваний на начальной стадии. И в этом направлении России предстоит еще серьезно поработать.

Ольга Самофалова

vz.ru

Оценка: 2.0 / 1
207 просмотров
Яндекс.Метрика