Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

"Made in Ukraina" против "Сатурна"

АНАЛИТИКА 07.05.2016 в 04:27

Что будет с российским флотом без двигателей "Зоря-Машпроекта"

Новость о том, что украинское казенное предприятие «Зоря-Машпроект» заменит силовое оборудование маломерных судов индийского военного флота, получила максимальный репост в СМИ «незалежной». Кроме того, николаевцы по отдельному договору ремонтируют свои двигатели, которые уже давно эксплуатируются на индийских кораблях. Всё это позиционируется, как яркая победа над Россией. Мол, без ваших «москальских» заказов проживем.

Любопытны в этой связи заявления г-на Маноджа Кумара Бхарти, посла Индии на Украине, и Константина Картошкина, гендиректора «Зоря-Машпроект». Дипломат, будучи на заводе, отметил: «Мы не просто покупаем оборудование, мы занимаемся новыми разработками». Руководитель николаевского газотурбинного научно-производственного комплекса тогда же добавил: «Мы стараемся не афишировать глубину кооперации, которая у нас есть с партнерами из Индии».

Между тем, эксперты по индийской военной программе подчеркивают жесткую позицию Дели. Индия, как правило, увязывает сделки по приобретению оборонной продукции с передачей технологий и с локализацией производства. Последний наглядный пример — это предпродажное обсуждение сделки по поставке индийским ВВС американских истребителей F-16V и F/A-18, о которой поведал The Diplomat. Стороны сообщают о тяжелом и бескомпромиссном торге. «Один из главных камней преткновения в ходе текущих переговоров — ноу-хау, на передаче которых настаивает Индии. Вопрос в том, согласится ли правительство США?», — пишет военный эксперт Франц-Стефан Гади. Дело в том, что основные торговцы оружием — Америка, Россия и Германия — отказываются делиться не только новейшими технологиями, но и «вчерашними секретами». Именно поэтому между Москвой и Дели наблюдается «холодок в отношениях» по самолетной коммерции.

Эта ремарка позволяет оценить непубличную часть контрактов между «Зоря-Машпроект» и Дели. Если индийцы «гнут свою линию» с американцами и россиянами, то с украинцами наверняка не церемонятся. Кстати, Константин Картошкин, комментируя российскую программу по импортозамещению сверхмощных судовых паротурбин, заявил буквально следующее: «В Китае, который имеет больше возможностей и тратит на это больше ресурсов, процесс воспроизведения двигателей по нашей технологии занял больше пяти лет». Так и хочется сказать, нашел, чем хвастаться.

Как сообщал еще в 2011 году Global security, «китайский аналог QC280 / QD280 украинской газотурбины GT25000 рассчитан на 28−29 МВт, хотя фактическая мощность составляет около 23 МВт. При этом четыре газовые турбины GT25000 имеют фактическую суммарную мощность около 90 МВт. Китайский военно-морской флот, оборудованный аналогами GT25000, осуществил длительные миссии. Никогда не было проблем с силовыми установками. Это показывает, что технология была полностью адаптирована к потребностям и возможностям Китая».

Понятное дело, после передачи украинских паротурбинных ноу-хау, которые, напомним, достались Николаевскому заводу от СССР по «наследству», китайские и частично восточноазиатские рынки морских двигателей, если не считать разовых поставок, для Киева оказались потерянными навсегда. Симптоматично, что китайцы уже на правах конкурента «Зоря-Машпроект» предлагают Индии свои «украинские» движки.

То, что корабельные силовые установки «made in Ukraina» оказываются дешевле китайских аналогов, не должно вводить в заблуждение. В условиях международной санкционной политики, навязанной США, все крупные страны стремятся к технологической самодостаточности. Индия — не исключение. Параллельно украинскому контракту она развернула на заводах национальной корпорации HAL лицензионное производство газотурбинных корабельных двигателей General Electric LM2500 для фрегатов типа «Шивалик» (проект 17). Следующим логичным шагом, бесспорно, станет свое производство сверхмощных судовых паротурбин. Судя по всему, это произойдет уже в 2020—2022 годах.

Эксперты даже не берутся подсчитывать потери Киева в связи с передачей технологии китайцам. Речь идет, как минимум, о миллиардах долларов. Для сравнения, отказ от сотрудничества с Россией в 2014 году, лишил николаевцев среднесрочных контрактов на $ 750 млн. Между тем, ГП НПКГ «Зоря» — «Машпроект» по мировым меркам очень бедненькое предприятие. Самые большие объемы продаж за всю историю завода были получены в 2013 году — $ 397,2 миллиона, 75% которых относились к российским заказам. В последующие два года, по словам Константина Картошкина, объем выручки снизился на 40%, если считать в гривнах. И это в условиях четырехкратной девальвации национальной валюты. Логично, что в этих условиях завод оказался в критическом состоянии.

«В прошлом месяце руководство „Зари“ продало какие-то неликвиды и выплатило людям зарплату. Что будет в этом месяце — одному Богу известно. А вы, похоже, выдаёте желаемое за действительное. В угоду придуркам при власти разорвали контракты с Россией, реально приносившие доход, а теперь пытаетесь хорошо выглядеть при плохой игре», — написали заводчане 30 апреля 2016 года на городском николаевском форуме.

Здесь целесообразно напомнить недавнюю историю. В 2010 году Роман Троценко, в то время глава российской «Объединённой судостроительной корпорации», предлагал ввести «Заря-Машпроект» в ОСК. «Они испытывают затруднения с загрузкой и при интеграции их в ОСК мы могли бы решить эту проблему», — так оценивал ситуацию Троценко. И в самом деле, в 2010—2011 годах николаевский завод выжил исключительно за счет российских заказов, включая поставки двигателей для компрессорной станции Бованенково (полуостров Ямал) в рамках строительства «Северного потока».

Тогда эксперт по судостроению Infranews Алексей Безбородов критически комментировал кооперацию ОСК с «Заря-Машпроект». По его оценке, данное сотрудничество являлось бесперспективным. «Лучше бы Троценко занялся судоремонтными заводами, которые принадлежат Черноморскому флоту России и находятся в Севастополе», — говоря это, Безбородов, «как в воду глядел».

«Я не думаю, что нынешний разрыв с „Заря-Машпроект“ для российской оборонной промышленности был своевременным, — комментирует Эрик Вертхайм, автор популярного на Западе военно-морского справочника о боевых флотах мира — „The Naval Institute Guide to Combat Fleets of the World“. — В то же время „Сатурн“ (Рыбинск Ярославской области) известен производством качественных реактивных двигателей. Непонятно, насколько он будет успешным в производстве морских паротурбин».

Отметим, что российский проект газотурбинных двигателей М-90ФР (27500 л. с.) фактически уже разработан ЗАО «Турборус». Изначально в М-90ФР планировалось использовать украинские комплектующие, в том числе редукторы и «морской корпус». Их-то и надо в ближайшие два года заменить отечественными, чем сейчас активно занимаются специалисты. Задача эта — трудоемкая, дорогостоящая и кропотливая, но вполне решаемая. Напомним, что в конце 2015 года проектировщики защитили очередной этап ОКР по М90ФР. Вторая, не менее важная задача, состоит в модернизации на ЗАО «Завод «Киров-Энергомаш» (дочернее предприятие ОАО «Кировский завод») стенда для испытания сверхмощных судовых паротурбинных установок. И здесь ведутся полномасштабные работы.

Короче говоря, уже сформировалась чисто российская кооперация. НПО «Сатурн» налаживает производство паротурбин, ПАО «Звезда» — редукторов, ОАО «Коломенский завод» — дизелей, и НПО «Аврора» — автоматических систем управления. Имеющие сложности, которые могут удлинить сроки, касаются изготовления высокоскоростных редукторов, но связаны они, скорее, с обкаткой техпроцесса. Иными словами, импортозамещение сверхмощных судовых паротурбин идет довольно продуктивно, правда, с небольшим отставанием от плана.

Дед-лайном можно считать июль-август 2018 года, когда ОАО когда ОАО «НПО «Сатурн» по договору с ОАО «Северная верфь» должен будет поставить для фрегата «Адмирал Исаков» (проекта 22350) два дизель-газотурбинных агрегата М55Р (состоящий из 2-х ГТД М90ФР и 2-х маршевых дизелей 10Д49).

Александр Ситников

svpressa.ru

Оценка: 3.5 / 2
1076 просмотров
Яндекс.Метрика