Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Первый настоящий авианосец

ПОДРОБНОСТИ 02.06.2016 в 04:27

Тяжелый авианесущий крейсер "Киев" вывел отечественный ВМФ на новую ступень развития

Процесс создания авианесущих кораблей в СССР проходил в сложных условиях борьбы мнений в кругах военного и политического руководства страны. Поэтому первый в классе авианесущих кораблей – тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР) проекта 1143 «Киев» имел ограниченные задачи и создавался как противолодочный корабль с приданием ему функций ракетного крейсера в развитие противолодочных крейсеров проекта 1123 с групповым базированием авиации типа «Москва».

Головной противолодочный крейсер с авиационным вооружением «Киев» был заложен на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве 21 июля 1970 года, спущен на воду 26 декабря 1972 года и сдан флоту 28 декабря 1975 года.

Событием на флоте стало первое прибытие в Севастополь тяжелого авианесущего крейсера «Киев» после постройки его на Черноморском заводе в Николаеве и окончания там швартовых испытаний. Место в районе Угольной и пятых бочек готовилось заранее. Но сначала крейсер обосновался на внешнем рейде. Его охраняли как минимум два корабля 30-й дивизии, включая всю систему охраны и обороны 68-й бригады кораблей охраны водного района (ОВР).

В сентябре штабу дивизии была поставлена задача: подготовить и провести «Специальное тактическое учение с ТАКР «Киев» по выявлению тактических свойств корабля». Руководителем назначался Владимир Самойлов, тогда первый заместитель командующего Черноморским флотом (ЧФ), его же заместителем был командир дивизии, а работающим штабом по разработке плана самого учения, его этапов и эпизодов, заданий силам, написанию отчетов – штаб 30-й дивизии.

Штаб дивизии под моим руководством переселился на корабль, и мы практически на месяц были оторваны от дел дивизии. В плане проводимого учения необходимо было правильно построить отношения с правительственной комиссией по испытаниям, которую возглавлял Евгений Волобуев, первый заместитель командующего Северным флотом (СФ).

Спланировав отдельные эпизоды учения и увязав их с единым тактическим фоном, мы провели весь необходимый цикл подготовки и сумели дважды выйти на подготовительное учение. Некоторые боевые расчеты мы взяли с кораблей дивизии постоянной готовности (операторов РЛС ВО, ЗРК, акустиков, артиллеристов, БИПовцев). Конечно, были в этом учении определенные неувязки: заводской корабль плавал в едином строю с кораблями постоянной готовности да еще выполнял боевые упражнения на уровне задач К-3 и С-1. Серьезным вопросом было то, что одновременно с государственными испытаниями оружия испытывались автоматизированные системы управления соединением, взаимного обмена информацией и т.д., для чего нужны были корабли ордера с такими же системами. «Тотально» мобилизовали всех, кто имел эту технику.

13–14 октября на выходе в море провели спланированное специальное тактическое учение. На корабль прибыл и командующий ЧФ, адмирал Николай Ховрин. Ему пришлось заслушивать четыре стороны: Евгения Волобуева, командира дивизии Юрия Стадниченко, командира 70-й бригады, руководившего другими кораблями и, разумеется, завод. Все боевые расчеты с кораблей дивизии были допущены и в тактическом плане (кто может и когда надо стрелять), все мы были подготовлены хорошо. Учение прошло в соответствии с разработанными документами, отработали все «контуры» корабля. После учения крейсер убыл опять в Николаев на завод. А опыт, приобретенный в этом учении, штабу дивизии пригодился позже, потому что впоследствии в Севастополь «Киев» прибывал неоднократно и сразу переподчинялся штабу 30-й дивизии.

28 декабря 1975 года был подписан акт государственной приемки противолодочного, как его тогда называли, крейсера «Киев» в состав Военно-морского флота. За этим стоял огромный труд всего Черноморского флота, а штаб 30-й дивизии заявил о своем приоритете в освоении авианесущего корабля нового поколения.

Смотр для главкома

Одним из значительных мероприятий первой половины 1976 года было проведение в Севастополе выставки кораблей, современного оружия и боевой техники под руководством главнокомандующего ВМФ. Гвоздем показа был ТАКР «Киев» с его техническим оснащением и авиационным комплексом. На Минной и Куринной были сосредоточены самые новые корабли и вспомогательные суда Военно-морского флота, а в больших надувных прорезиненных палатках размещалось новейшее оборудование, приборы, различного рода устройства всех управлений и отделов Военно-морского флота. После трехдневного ознакомления участников с береговой частью планировалось проведение морской части: выход в море на ТАКР «Киев» с показом современных кораблей и летательных аппаратов при выполнении ими боевых упражнений и свойственных задач. Спланированы с учетом закрытия района действия сил до 55 кораблей и самолетов. Дивизия была готова к проведению выхода в море под руководством главнокомандующего ВМФ на борту авианесущего крейсера. На «Киеве» было 10 самолетов и 12 вертолетов.

Развертывание сил началось в ночь с 5 на 6 мая. Однако с рассветом, когда часть кораблей уже была в море, район учения покрылся густым туманом. Проведению такого грандиозного мероприятия грозил срыв. Всех беспокоило соблюдение мер безопасности. Дивизия отвечала за эти вопросы, так как именно она организовывала морскую часть. Ее командир Юрий Стадниченко находился на мостике рядом с главкомом, а я – внизу на ЦКП «Киева». Всеми мерами и способами мы добывали обстановку. Но, поскольку район учения охватывал почти всю западную часть Черного моря, добывание обстановки было крайне сложным делом. Хотя все пароходства и другие гражданские ведомства подтвердили запрет в этот день плавания в районе, обстановку надо было проверять и постоянно убеждаться в чистоте района. Главное, что никто не собирался ни переносить, ни отменять спланированное учение.

Забегая вперед, хочу сказать, что учение все же прошло успешно. Все полеты авиации с «Киева» и ракетные стрельбы были выполнены. И не потому, что туман рассеялся через три часа, а потому, что планировался показ участникам сборов стратегического противолодочного самолета Ту-142, который базировался в 33-м центре боевого применения ВМФ в Николаеве. Он был поднят на четыре часа раньше относительно времени Ч и, находясь в районе, начал давать нам морскую обстановку, которую мы тут же наносили на планшеты и приборы системы «Корень». Как выяснилось позже, самолет пилотировал командир полка подполковник Владимир Дейнека.

Вспоминаю последний эпизод учения в море: огромный самолет Ту-142 с вращающимися винтами четырех двигателей на высоте 100 м где-то в 50 м от «острова» крейсера на контркурсе прошел рядом с нами, чем привел в неописуемый восторг всех участников выхода в море. Итоговый разбор, который проводил сам Сергей Горшков, прошел в спокойной манере, так как главной во всех этих вопросах была, конечно, морская часть.

В совместном плавании

Памятным событием явилось совместное плавание двух советских авианосцев, «Киева» и «Минска», в Средиземном море в 1978 году и проведение учения по борьбе с авианосными группировками противника. В качестве авианосной многоцелевой группы (АМГ) противника выступил вертолетоносец «Москва» с кораблями охранения. Впервые с «Киева» был нанесен удар группой самолетов в составе восьми Як-38 по «АМГ противника».

В январе 1980 года состоялось плавание под флагом начальника Главного штаба ВМФ Георгия Егорова в Черном море. Егоров по указанию Горшкова в Севастополе проводил оперативный сбор. Ключевым событием этого сбора был выход в море ТАКР «Киев» и показ организации встречного боя корабельных ударных групп с применением авиации и крылатых ракет. Несмотря на то что участниками сбора были все командующие флотами, обстановка была спокойная. Штаб 30-й дивизии, располагаясь на ТАКРе, был организатором этого боя и «играл» против Военно-морской академии, представители которой размещались на противолодочном крейсере (ПКР) «Ленинград» во главе с талантливым моряком контр-адмиралом Львом Васюковым. В развитие этого боя был показан противовоздушный бой соединения кораблей, находящихся в охранении ТАКР «Киев». Все мишени были сбиты кораблями дивизии, причем приходилось стрелять через корабли ордера. Еще не прозвучало снятие боевой готовности № 1, Сергей Горшков сам позвонил на «Киев». При мне на мостике Георгий Егоров докладывал главкому по телефону результаты этого боя. Докладывал исключительно грамотно по схеме экспресс-анализа, которую я ему вручил прямо в руки практически сразу после стрельбы. Главком был удовлетворен.

Демонстрация мощи армии и флота

В 1981 году было спланировано учение «Запад-81», где Советский Союз «побряцал оружием» и еще раз показал НАТО мощь своих армии и флота. В ряде эпизодов принял участие и Черноморский флот. На это учение на Балтику впервые должен был прийти и «Киев». Корабль в очередной раз прибыл в Севастополь. Штаб бригады Северного флота, куда входил корабль, мгновенно исчез (так было, кстати, всегда), и нам было приказано готовить авианосец к предстоящему учению. Это значило – разгрузить, отвести в Николаев, установить контроль за его ремонтом на Черноморском заводе, привести обратно, загрузить, замерить поля, проверить и отправить на Балтику.

Командующий Черноморским флотом взял все вопросы, касающиеся подготовки крейсера к учению, на личный контроль, потому что, как всегда, поджимали сроки. Лично мне он сказал: «За подготовку «Киева» отвечаете головой!» Штабу 30-й дивизии не впервой выпадала такая нагрузка, и самое главное, на Черноморском флоте к тому времени был хорошо отработанный тыл. Все, что на него завязывалось, решалось быстро и с достаточно высоким качеством.

«Киев» к учению на Балтийском флоте мы подготовили, и впервые такая громадина пошла на Балтику.

Наша дивизия получила указание подготовить к этим учениям свой отряд с флагманом ПКР «Ленинград». Его мы также тщательно готовили вместе с двумя большими противолодочными кораблями проекта 61 и двумя сторожевыми кораблями проекта 1135. Нагрузка на дивизию была очень высокая, потому что на боевой службе уже находилась одна из бригад. Каждую неделю, прибывая в штаб флота со всеми графиками и вспомогательными документами, я докладывал командующему флотом ход подготовки «Киева» и отряда кораблей Черноморского флота.

После полной разгрузки авианосец под моим командованием в ночь вышел в Николаев. Проходя мимо четвертых бочек, где стоял крейсер «Адмирал Ушаков» (проект 68-бис), с высоты мостика авианосца мы ощутили большую разницу с ветераном флота во всем, начиная от размеров и заканчивая ракетным вооружением и радиолокационными антеннами.

Рано утром, во время входа в Бугско-Днестровский лиманский канал, погода была хорошая, и к вечеру авианосец был ошвартован к стенке завода, где были проведены необходимые ремонтные работы.

На контрольном выходе корабля под моим руководством перед убытием на Балтику крейсер очень красиво подошел к судну комплексного снабжения «Березина». Это было выполнено в кратчайший срок при скорости «Березины» 14 узлов. Быстро были поданы все «дороги» для приемки запасов на крейсер траверзным способом. С правого борта «Березины» и по ее корме подошли еще два корабля. Фотоснимки этого ордера обошли весь флот и всю страну.

1 августа 1981 года ТАКР «Киев» встал на якорь на внешнем рейде Балтийска. Через некоторое время туда прибыл крейсер «Ленинград» с охранением. Что касается оперативной необходимости, прибытие таких кораблей на Балтику не имело смысла, хотя с точки зрения показа цель была достигнута. Все министры обороны стран Организации Варшавского договора побывали на «Киеве». Был там и министр обороны Кубы Рауль Кастро.

Учение «Запад-81» прошло успешно. Его результаты, действия сил, в том числе и во время морской части, были растиражированы средствами массовой информации. Корабли 30-й дивизии свою задачу решили, затем благополучно вернулись в Севастополь. Кроме показа боевых упражнений Сергей Горшков, используя момент, представил министру очередные предложения по перспективным авианесущим кораблям, и Дмитрий Устинов разрешил увеличить на 10 тыс. т водоизмещение пятого авианесущего корабля по сравнению со строящимся четвертым «Баку», что позволяло принять на борт самолеты горизонтального взлета. Это был настоящий прорыв.

6 июня 1985 года экипажу первого советского авианосца «Киев» был вручен Краснознаменный флаг и орден Красного Знамени.

К сожалению, «Киев» был списан до срока, отслужив всего полных 19 лет и продержавшись дольше других авианосцев. Это случилось на Северном флоте на 35-м заводе 28 августа 1994 года, когда в последний раз на крейсере прозвучала команда: «Флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания – спустить!»

25 мая 2000 года корабль начал движение к китайским берегам, якобы на металлолом. Сейчас он находится в городе Тяньцзинь, где используется в качестве развлекательного центра.

Игорь Касатонов,

адмирал, первый заместитель главнокомандующего Военно-морским флотом РФ (1992–1999)

nvo.ng.ru

 

Оценка: 4.0 / 3
678 просмотров
Яндекс.Метрика