Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Русские во льду

АНАЛИТИКА 15.10.2016 в 03:19

Кто помешает России стать хозяйкой Арктики

Россия направит на освоение Арктики пять триллионов рублей, и санкции этому не помеха, заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин. Заняв эти широты, страна может получить намного больше — здесь сосредоточены колоссальные ресурсы, а также огромный транспортный и военный потенциал. Вопрос с принадлежностью территорий в арктической зоне еще не решен, а мечтают о ней даже те государства, у которых нет выхода к северным морям. Кто может помешать России стать ключевым игроком в регионе?..

На упомянутые пять триллионов до 2030 года планируется реализовать 150 проектов. «Большая часть средств — около 4 триллионов рублей — приходится на внебюджетные источники», — подчеркнул Рогозин, выступая в четверг, 13 октября, на конференции «Международное сотрудничество в Арктике: новые вызовы и векторы развития». Мероприятие было посвящено 20-летию Арктического совета.

Портфель проектов подготовили Минэкономразвития и ряд других федеральных и региональных ведомств. Для его реализации правительство планирует создать региональные проектные офисы, которые будут связаны единой системой управления и инфраструктурой, рассказал Рогозин.

«Если мы хотим оставаться в списке ведущих стран, мы обречены на освоение Арктики так же, как и все другие. Этот холодный, казалось бы, не очень рентабельный с точки зрения вложения денег край является главным прибежищем капитала в этом веке. Арктика — это то, без чего сегодняшняя мировая экономика выдержать не может», — объяснял внимание к северному вопросу генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

В ближайшее годы регион станет одной из наиболее перспективных точек капиталовложений, в том числе за счет уникальной минерально-сырьевой базы, потенциала Северного морского пути, который постепенно становится альтернативной традиционным маршрутам из Европы в Азию. По предварительным оценкам специалистов, уже через 10 лет не меньше 20 процентов экспорта углеводородного сырья России будет проходить через арктическую зону. Но главное, здесь лежат полезные ископаемые на 30 триллионов долларов.

Много нас, а шельф один

Прежде чем делить арктические дары, России предстоит отстоять свои права на шельф. Москва еще в 2001 году объявила, что претендует на богатый углеводородами участок, который включает хребет Ломоносова и поднятие Менделеева. Заявка была отклонена, а экспедиции и исследования, восполняющие недостаток информации, заняли более 10 лет. В августе 2015-го заявку подали снова, но уже в обновленном варианте. Рассмотрение началось только в 2016-м и может занять несколько лет.

Если она будет одобрена, площадь российского шельфа должна увеличиться на 1,2 миллиона квадратных километров, а страна получит право на разработку участков, в которых залегают, по предварительным оценкам, около пяти миллиардов тонн условного топлива.

С интересами России в Арктике пересекаются претензии на шельф Дании и Канады, и пока эти разногласия не устранены. На различные участки дна Северного Ледовитого океана также претендуют Норвегия и США.

Раньше сторонам уже удавалось найти общий язык. Так, в 1990 году Москва и Вашингтон заключили договор о разграничении территорий, экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях, а также в Северном Ледовитом и Тихом океанах. В 2011-2013 годах Россия договорилась с Норвегией о границах в Баренцевом и Охотском морях, а также Северном Ледовитом океане.

«Возможно, это покажется очень скучным, но никакого конфликта не существует», — отмечает президент международного Университета Арктики Ларс Куллеруд. По его мнению, эту карту любят разыгрывать СМИ, а Россия четко следует международному праву в борьбе за территорию шельфа.

Соседи забеспокоились

Но если комиссия по границам континентального шельфа не одобрит заявку Москвы, Кремль, возможно, займет довольно жесткую позицию по этому вопросу, уверен бывший высокопоставленный чиновник Минобороны Австралии Майк Скрафтон. Обострить ситуацию может и климат: глобальное потепление приведет к тому, что появятся короткие транспортные пути, которые снизят роль пока доступного только России Северного морского пути.

Действия России в Арктике, в том числе по модернизации военных городков, вызывают беспокойство стран альянса, утверждала The Wall Street Journal со ссылкой на опрос представителей НАТО. По признанию представителей альянса, разница между российским и западным военным потенциалом значительно сократилась, в связи с чем НАТО активизировала военно-морские учения для «сдерживания российской агрессии».

Россия тем временем наращивает свое присутствие сразу по нескольким фронтам. Так, институт нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН работает над проектом размещения на льдине автономной дрейфующей станции. Изобретение поможет не только проводить разведку нефти, но и уточнить принадлежность арктического шельфа.

В октябре стало известно, что участники организованной вместе с нефтяниками экспедиции проводили уникальные эксперименты — по буксировке айсбергов, опасных для ведения промышленной деятельности на шельфе. Совсем недавно заново были объявлены тендеры на сейсморазведочные работы на трех газоносных участках: в Баренцевом и Карском морях.

Закрепить позиции

Россия стремиться быть в Арктике в буквальном смысле «на плаву». По словам ведущего эксперта Союза нефтепромышленников России Рустама Танкаева, только программа судостроительного кластера «Звезда» оценивается в 145 миллиардов рублей, таких кластеров запланировано два. Десятки миллиардов рублей направляются на строительство атомных ледоколов проекта «Арктика».

Параллельно ВМФ намерен создать ледоколы для защиты островов и арктического побережья России. Флот для Арктики, по предварительным данным, будет оснащен ракетным и артиллерийским оружием. Минобороны, кроме того, намерено обеспечить инфраструктурой воздушно-космические силы: на Земле Франца-Иосифа планируется построить аэродром Нагурское, где будут базироваться воздушные танкеры, самолеты-разведчики и истребители.

Возведение любых объектов требует особо тщательной планировки из-за климатических особенностей региона. Например, все грузы нужно доставить на землю за период летней навигации, которая длится всего 4-5 месяцев. Пока ведется строительство необходимых объектов, войска проводят учения в арктической зоне. Так, в сентябре тактическая группа Северного флота отработала на архипелаге Новосибирских островов защиту морского побережья России и арктической зоны.

Льготам не угнаться за китайцами

Власти России охотно бы поощрили усилия компаний по освоению арктической зоны. Так, Минприроды предлагает разработать меры по стимулированию хозяйствующих объектов, заинтересованных в разработке газовых месторождений и создании перерабатывающих производств.

Минэкономразвития, в свою очередь, предлагало распространить на Арктику со следующего года режимы территории опережающего развития (ТОР) и свободного порта, действующие на Дальнем Востоке. Министр экономического развития Алексей Улюкаев пояснил, что транзит через Северный морской путь предполагает использование портов в Дальневосточном федеральном округе.

«Россия исходит из того, что Арктика должна оставаться ареной международного сотрудничества, ориентироваться на достижение конкретных практических результатов в интересах всех жителей арктических государств. Эта политика партнерства и должна формировать будущее Арктики», — заявил на конференции представитель Арктического совета, посол по особым поручениям МИД России Владимир Барбин.

Но на потенциальные и вполне реальные партнерства все же наложили отпечаток санкции. По словам Танкаева, из российского сектора шельфа ушли норвежские компании, которые обеспечивали навигацию, и технологии приходится создавать заново. Кроме того, хотя в мире затишье в области добычи на шельфе, «свободных платформ для России нет». С платформами для поиска и разведки тоже проблемы, «из-за тех же самых санкций», добавляет эксперт. Но постепенно запас технологий и оборудования формируется, и, возможно, тем же норвежцам возвращаться будет уже некуда.

Вице-премьер Рогозин, в свою очередь, отмечает, что санкции открыли возможность сотрудничества с Азией, в том числе в реализации энергетических и транспортных инфраструктурных проектов. Россия работает с Южной Кореей и Японией в части постройки арктических судов, с Китаем — в проекте «Ямал СПГ», с Индией — в освоении Ванкорского нефтегазового месторождения. Незадолго до этого возможность участия японских банков в развитии Арктики.

Эксперты, однако, еще несколько лет назад определили в этом списке самого динамичного игрока: интересы Китая возрастали по мере превращения страны в первую экспортную державу мира. Звание мирового лидера по экспорту КНР уже получил и теперь стремиться участвовать в первую очередь в газовых проектах.

Ресурсный потенциал Арктики, по данным Минприроды, составляет до 20 триллионов кубометров природного газа. Глава ведомства Сергей Донской уверен, что если не принять дополнительных мер, Россия «рискует просто не успеть использовать этот потенциал в собственных интересах».

Екатерина Кориненко

lenta.ru

Оценка: 4.0 / 2
216 просмотров
Яндекс.Метрика