Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Северный морской путь или тупик?

АНАЛИТИКА 13.03.2016 в 05:54

Сможет ли Россия реализовать потенциал, заложенный в Арктике

Выступая на Восточном экономическом форуме, Владимир Путин говорил: «Наша задача — сделать Северный морской путь конкурентным транспортным коридором глобального значения». Ему вторил Дмитрий Рогозин. На конференции «Арктика: настоящее и будущее» он назвал Севморпуть «холодным Шелковым путем», утверждая, что он призван стать одним из главных звеньев, связующих рынки Европы и Азии. 

А есть ли реальные основания для таких претензий? И сумеем ли мы в полной мере реализовать возможности, заложенные в одном из наших главных богатств  — необъятных российских территориях?

Первые шаги

Первым о возможности использовать Северно-восточный проход (так назывался в старину СМП) публично заявил русский дипломат Дмитрий Герасимов в 1525 году. По крайней мере, это суждение сохранила история. При этом Герасимов опирался на слова поморов, ходивших по ледовым морям еще в XIII веке.

Уроженец Холмогор Михаил Ломоносов посвятил арктическим плаваниям две замечательные работы: «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» и «О северном мореплавании на Восток по Сибирскому океану».

Очень интересовал этот вопрос и тобольчанина Д.И. Менделеева, участвовавшего в разработке ледокола «Ермак» вместе с адмиралом Макаровым.

Давние мечты и чаяния впервые осуществил шведский капитан Эрик Норденшельд, дошедший в 1878 году до берегов Чукотки. Его экспедицию финансировали шведский король Оскар II и русский купец, золотопромышленник и полярный исследователь А.М. Сибиряков. В 1893 году этот путь повторил Фритьоф Нансен, а в 1901 году — русский геолог и остзейский барон Эдуард Васильевич Толль.

Из Владивостока на Запад, через Северный Ледовитый океан прошел путь гидрографической экспедиции, которую возглавлял Борис Вилькицкий (1914 – 1915 годы). В этом плавании принял участие Александр Колчак, будущий адмирал и верховный правитель России.

Именно по распоряжению Колчака в Омске 23 апреля 1919 года был создан Комитет Северного морского пути. Это, пожалуй, единственное начинание белых, положительно воспринятое красными. После того как колчаковское правительство пало, комитет почти в полном составе перешел в подчинение Сибреввоенсовета.

В СССР полярные исследования были не только продолжены, но и существенно расширены. В 1932 году на ледоколе «Александр Сибиряков» экспедиция под началом знаменитого полярника академика Отто Шмидта впервые проделала путь от Архангельска до Петропавловска-на-Камчатке за одну навигацию (капитан В.И. Воронин). Не обошлось без приключений. В районе Чукотки корабль потерял винт и некоторое время шел под парусом, а в конце — на буксире.

Три года спустя (с 8 июля по 9 октября 1935-го) состоялось и первое плавание, имеющее народно-хозяйственное значение. Два лесовоза — «Ванцетти» и «Искра» — пришли из Ленинграда во Владивосток. Дорога была проторена.

Путь к победе

Великая Отечественная война показала, какое значение имели для страны повседневные подвиги и научная работа поколений русских полярников. Вклад Северного морского пути в общую победу трудно переоценить. С его помощью удалось обеспечить бесперебойные перевозки с Востока на Запад —  свыше 4 млн тонн важнейших грузов. По Севморпути прошло несколько сотен судов, 170 из них — с конвоями. Флот получал уголь, военная промышленность — никель, медь, лес; также через тихоокеанские и арктические порты шла часть поставок по ленд-лизу.

Новая страница в истории Севморпути была открыта в 1960-1970-е, когда в море вышел атомный ледокол «Ленин», а за ним — семейство атомных ледоколов «Арктика». Со строительством Норильского комбината началась круглогодичная навигация по маршруту Мурманск — Дудинка, а затем круглогодичная навигация и по всему СМП. Без арктических морских дорог освоение Крайнего Севера было бы просто невозможно.

Дела современные

По сравнению с былыми временами сегодня «холодный Шелковый путь» практически опустел. Последние два десятилетия основными пользователями Севморпути остаются крупнейшие российские компании — «Норильский никель», «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», «Росшельф», а также регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока (Красноярский край, Саха — Якутия и Чукотка). После 1991 года Севморпуть был открыт для международной навигации, но первые два иностранных судна прошли из Европы в Азию только через восемнадцать лет, в 2009-м.

В последнее пятилетие дела совсем плохи: за год по СМП проходит всего несколько десятков судов, и с каждым годом их число падает (46 в 2012-м; 18 в 2015-м). Даже на пике объем их перевозок в 5–6 раз уступал показателям советских 1980-х. Нынешний кризис и неблагоприятная внешняя конъюнктура только усугубили ситуацию.

В 2015 году было перевезено в 30 (!) раз меньше грузов, чем в докризисном 2013-м. Тем временем через Суэцкий канал в прошлом году было перевезено 998,7 млн тонн, что в 25 тысяч раз больше, чем через Северный морской путь.

Такова текущая ситуация. И, чтобы переломить ее, одних амбиций и территорий, к несчастью, недостаточно — нужны серьезные и последовательные усилия. Нам придется заново покорять Арктику. Сегодня это не намного легче, чем век тому назад.

Преимущества и сложности Северного морского пути

Прелесть в том, что, какой бы ни была политическая и экономическая конъюнктура, базовых преимуществ у Северного морского пути (а вернее, у нас) не отнять. Главный козырь СМП как транзитного коридора (а именно в этом качестве о нем в основном и говорят наши политики) — его протяженность. По Севморпути расстояние от Мурманска до Иокогамы составляет только 5770 морских миль, а если идти через Суэцкий канал — все 12 840. Это гигантская экономия топлива и денег на оплате фрахта и найме команды. Кроме того, на СМП пока нет тарифа за проход, нет угрозы пиратства, нет очереди.

А вот беда в том, что сложности навигации во льдах и перспективы непривычного маршрута пока что перевешивают эти преимущества. Для моряков всего мира Северный морской путь — это, можно сказать, экзотика, причем экстремальная. Опытных капитанов, способных провести судно по СМП, осталось очень немного, а поскольку интерес к этому коридору ослабевает, шансы обучить новое поколение тают с каждым годом.

Будь готов

Безусловно, без активной помощи и участия государства не обойтись, причем развивать СМП надо не только с позиций инфраструктуры, но и просто с точки зрения популяризации, имиджа. Его должны вспомнить, вспомнить его былую славу и снова начать воспринимать не как экзотику, а как выгодный транзитный маршрут. Пожалуй, это и будет наиболее трудная задача, поскольку построить порты не так уж и сложно, намного сложнее переломить инерцию и вклиниться в годами складывавшиеся торговые отношения. При этом бороться придется в условиях низких цен на фрахт (в том же Суэцком канале) и устоявшихся предубеждений против суровой и непредсказуемой Арктики.

Впрочем, повторимся: все это — не более чем особенности текущего момента. Экономическая конъюнктура — самая непостоянная величина в мире. Цена фрахта когда-нибудь пойдет вверх, может измениться еще множество обстоятельств. Главное, чтобы к тому моменту, когда конъюнктура станет благоприятной, мы уже были во всеоружии.

Если верить ученым, время у нас еще есть, но в масштабах поставленных задач его не так уж и много. По словам заместителя директора Арктического и антарктического научно-исследовательского института Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александра Данилова, сценарии климатических изменений предполагают, что значительно более комфортные условия плавания по Северному Ледовитому океану сложатся уже ко второй половине ХХI века. В какой мере это отразится на экономической эффективности СМП, зависит от нас. Если не будет проделана большая работа по изменению и расширению существующей инфраструктуры, нам не поможет даже потепление в Арктике.

Как считает Данилов, в первую очередь необходимо создать эффективную аварийно-спасательную службу, способную обеспечить спасение экипажей и плавсредств в любое время года на любом отрезке СМП. Нужна современная портовая инфраструктура, суда обеспечения, и в первую очередь ледокольный флот, без которого невозможно регулярное плавание в зимний период времени, даже в условиях потепления XXI века. Ну и так далее.

Смотреть шире

Реализовать свой потенциал в масштабе мировых экономических и политических отношений стремится каждое уважающее себя государство. Тем более не должна отставать в этой гонке такая богатая во всех смыслах страна, как Россия. Но не надо забывать, что наши богатства в первую очередь являются нашими, и только с такой точки зрения их надо использовать. Судьба Северного морского пути в принципе неразделима с судьбой Крайнего Севера России. Если мы вкладываем силы и деньги в одно, это непременно должно отразиться и на втором. Иначе — тупик.

Хороший пример тут — новый арктический порт Сабетта, строящийся на западном берегу Обской губы Карского моря.

Порт создается для нужд Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения, разработку ведет «Ямал СПГ». Он призван стать крупнейшим в Западной Арктике, уже принимает суда (несколько сотен проводок в 2014–2015 годах), а заработает на полную мощность к 2018 году. Создание нескольких таких крупных и современных портов с береговой и спасательной службами, развитой инфраструктурой и просто жизнью на берегу океана способно оживить интерес к трансарктическому проходу из Тихого океана в Атлантический. Белое безмолвие льдов и пустые берега на многие тысячи миль отпугивают, и это естественно.    

…Однако речь идет не только о портах, об инфраструктуре и обслуживании международного транзита. Прежде всего, Северный морской путь призван работать на внутренние потребности страны. СМП так же не может существовать без стратегической программы развития Крайнего Севера, как и Крайний Север не в состоянии развиваться без него. Только синергия способна дать определяющий эффект.

Андрей Полонский

rusplt.ru

Оценка: 3.0 / 1
181 просмотр
Яндекс.Метрика