Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Шойгу пожалует армию "Максимами" с гравировкой

АНАЛИТИКА 31.01.2017 в 17:18

Нынешняя наградная система в Вооруженных силах выходит за пределы разумного

Обычное, вроде, дело: на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу посетил знаменитую Златоустовскую оружейную фабрику, которая уже более 200 лет исправно пополняет арсеналы России. Но результатом нынешнего визита стала сенсация: Сергей Кужугетович собрался заказать мастерам Златоуста не очередную партию современных вооружений, а старинные пулеметы «Максим» и прославившиеся еще в Великую Отечественную войну ППШ (пулеметы-пистолеты Шпагина).

Нет, все это приглянулось Шойгу не для исторических парадов на Красной площади — для пополнения находящегося в полном его распоряжении наградного фонда министра обороны. То есть «Максимами» и ППШ образца 1941 года министр, по сообщению сайта Defence.ru (со ссылкой на издание u74.ru) собрался жаловать лучших из своих подчиненных. Причем, оружие будет не простым, а богато инкрустированным. Как сообщили на фабрике, «эксклюзивные „стволы“ распишут с помощью таких ювелирных техник, как гравировка, травление, золочение, чернение, серебрение, рисовка и подрезка по металлу. Сейчас с военными обсуждается, что именно будет изображено на оружии».

Следует заметить, что подобным образом украсить несколько образцов старых пулеметов и автоматов в Златоусте придумали еще к 70-летию Победы. Причем, вполне боеспособных, только переделанных под стрельбу холостыми/шумовыми патронами 7,62×25, 9×19, МПУ-1/-2/-3/-5, 9РА/РАК. Для кого, для чего — неизвестно. Допустим, для богатых любителей старины, которым некуда деньги девать. Вряд ли тогда кто-то думал про Шойгу и его наградной фонд.

Златоустовцы уже успели повозить новую высокохудожественную продукцию по выставкам. Про впечатления посетителей от чудо-«Максима» генеральный директор оружейной фабрики Валерий Томея рассказывает так:

—  Я считаю, это первый пулемет «Максим», который украшен в стиле златоустовской гравюры на стали. Отношение разное. Кто-то говорит — китч, кому-то нравится безумно. Мнение разное. За этот пулемет на выставке в Питере, в музее артиллерии, посетитель предложил 250 тысяч евро.

Шойгу пулеметы для наградного фонда собрался покупать, конечно, намного дешевле. Но цена, за которую Валерий Томея намерен предложить свои расписные «стволы» Минобороны, тоже впечатляет. За каждый «Максим» в стиле златоустовской гравюры — по семь миллионов рублей. За каждый наградной ППШ — по 300 тысяч рублей. При этом общий объем заказа еще предстоит обговорить. Значит, и общие расходы тоже.

Конечно, трудно представить отличившегося российского генерала в парадной форме, который в канун какого-либо большого военного праздника с грохотом выкатит из зала коллегии Министерства обороны врученный ему там министром обороны по торжественному случаю 27-килограмовый станковый пулемет времен Первой мировой и гражданской войн. Зато легко вообразить, что скажут вслед, допустим, бездомные подчиненные Шойгу, которых в армии на конец прошлого года было 29,8 тысячи человек. Они-то легко сосчитают: за деньги, потраченные на каждый «Максим» с гравировкой, можно купить минимум одну приличную квартиру в Москве. Или полторы-две — в провинции. Но вот министр обороны почему-то решил, что «Максимы» его армии нужнее.

Все выглядит настолько нелепо, что верится: не будет этого. Обсужденный на Урале контракт как-нибудь сам собою заглохнет, и эта история скоро забудется. Хотя бы потому, что намерение Шойгу находится в явном противоречии с постановлением правительства N 718 от 5 декабря 2005 года. В нем — конкретный перечень боевого ручного короткоствольного оружия, которое может быть использовано в качестве наградного. В этом документе знаменитый 9 мм пистолет ПМ («Макаров»). Есть даже 5,45 мм пистолет «Малыш», 9 мм пистолет ПСА «Бердыш» и 9 мм пистолет ПЯ. Но нет, и не может быть никаких автоматов и станковых пулеметов. Пусть даже и переделанных под стрельбу холостыми патронами.

Но даже если из нынешней затеи министра обороны ничего не выйдет, все равно трудно отделаться от мысли, что с нашей наградной системой давно творится что-то неладное. Силовые министерства словно соревнуются: кто больше изобретет разного рода ведомственных регалий? По большей части, правда, не стреляющих — медалей и памятных знаков на мундиры.

Куча малоизвестных общественных организаций, вроде возглавляемой бывшим начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ генералом армии Михаилом Моисеевым РОО «Академии русской символики «Марс», старательно их дополняют, придумывая собственные награды, внешне почти неотличимые от государственных. Как, например, медаль «За принуждение к миру», догадываюсь, зачем выпущенная этой конторой в свет после памятного военного конфликта с Грузией в августе 2008 года. В Сети полно объявлений о ее продаже всего за 490 рублей. Встречаются там и такие пояснения: «Медаль России «За принуждение к миру» можно купить по адекватной цене в нашем Военторге Военпро. Высокое качество изделия и удобные способы покупки вас порадуют. Доставка осуществляется как по России, так и за рубеж».

В итоге мундиры некоторых наших генералов по числу орденских планок сегодня выглядят так, будто их владельцы вчера в жесточайших сражениях отбирали у Гитлера Берлин. 14-летние кадеты — и те гордо позвякивают на улицах и в метро крестами «Кадетская доблесть», общественными медальками «Кадетское образование. За отличие» и «Участнику торжественного марша».

При всем несомненном уважении к Шойгу за его заслуги в деле укрепления российской обороны, он и его МО РФ и в этой сфере — в несомненных лидерах. В деле изобретения новых и новых ведомственных наград Сергей Кужугетович поистине неистощим. За четыре с небольшим его года в кресле главы военного ведомства Шойгу ввел минимум 34 ведомственные медали и 19 знаков отличия. Причем, кому, что и за что вручают — разобраться непросто.

Вот, допустим, полтора года назад вы принимали активное участие и даже отличились в стратегических командно-штабных учениях «Центр 2015». Вам какую награду вручать? Введенную по горячим следам тех маневров ведомственную медаль «Стратегическое командно-штабное учение «Центр 2015»? Или придуманную министром оборону годом ранее, в апреле 2014 года, медаль «За отличие в учениях»? Или ограничиться существующей с 1995 года «За отличие в военной службе» (трех степеней)?

Или, скажем, вы специалист по минно-взрывным заграждениям. Вам довелось не просто принять участие в нынешней операции на Ближнем Востоке, а сначала прогнать террористов из Пальмиры, а потом поучаствовать в разминировании этого города. Тут на выбор сразу три награды — медали «Участнику военной операции в Сирии» (введена 30 ноября 2015), «За освобождение Пальмиры» (учреждена 14 мая 2016) и «За разминирование Пальмиры» (появилась всего через два дня после предыдущей).

Или, предположим, в 2016 году вы с выдающимися показателями окончили военное училище и академию. И вместе с дипломом, как всегда, получили обычную золотую медаль. Но одной ее почему-то с недавних пор в Минобороны показалось мало. С 2007 года вам положена еще и ведомственная медаль «За отличное окончание военного образовательного учреждения высшего профессионального образования Министерства обороны Российской Федерации».

От обилия вариантов награждения сегодняшних военных рябит в глазах: медали «Генерал армии Хрулёв», «Генерал-майор Александр Александров», «Генерал армии Комаровский», «Генерал-полковник Дутов», «За заслуги в ядерном обеспечении», «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества», «За усердие в обеспечении безопасности дорожного движения»… Есть даже — «За достижение в области развития инновационных технологий» и «За заслуги в материально-техническом обеспечении».

Зачем? Зачем вся эта излишне тщеславная, как представляется, игра с бесконечными награждениями по поводу и без такового? Она ведь не так безобидна, поскольку стоит немалых денег. Вот, скажем, несомненно, нужная сегодня в отличие от многих прочих медаль «Участнику военной операции в Сирии». Судя по условиям тендера, объявленного весной минувшего года, изготовлено их 10300 экземпляров. Общая сумма затрат — 2,2 миллиона рублей. Надо думать, прочие награды не дешевле.

Шойгу что — эти миллионы девать больше некуда? Или он готов повторить знаменитую и возмутившую страну фразу главы «Роснано» Анатолия Чубайса, сказанную тем на одном корпоративе: «У нас очень много денег. Просто вот совсем много»?

Справка

В царской армии офицеры награждались только холодным оружием и только за исключительные подвиги на поле боя. Вручать именное огнестрельное оружие начали лишь в Советской России после гражданской войны, с 1921 года. Вначале это делалось декретами ВЦИК, потом — решениями правительства. По этой причине удостоившихся подобной чести в СССР было очень немного.

Настоящая вакханалия началась после распада СССР. Пистолетами, кортиками, саблями, шашками, охотничьими ружьями и карабинами «Сайга» поощряли не только героев, но и просто нужных людей им все силовые министры. Особенно отличился на этом поприще министр обороны РФ (с 1992 по 19996 годы) Павел Грачев. Из своего наградного фонда он раздарил более 600 одних только пистолетов. В число награжденных попали сразу несколько главных редакторов ведущих российских газет, журналов, радио и телевидения. Было понятно, почему именно они: многие из этих СМИ жестко критиковали Грачева, намертво приклеив ему кличку «Паша-Мерседес».

В итоге генералу армии Игорю Родионову, сменщику Павла Сергеевича на посту министра обороны, достался абсолютно пустой наградной фонд. «Там все разворовано, как, впрочем, и остальное в армии», — так вскоре после своего вступления в должность коротко прокомментировал этот факт генерал Родионов автору этих строк.

По некоторым оценкам, общее число обладателей наградного огнестрельного оружия в нашей стране давно превышает 12 тысяч человек. Журналисты подсчитали, что рекордсменом здесь является лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов. У него от разных силовых ведомств шесть наградных пистолетов.

Сергей Ищенко

svpressa.ru

Оценка: 4.0 / 3
766 просмотров


Читайте также:

Яндекс.Метрика