Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Урановые подземелья. Часть 4. Чехословакия

АНАЛИТИКА 21.06.2016 в 00:03

Урановые подземелья: Часть I  Часть II  Часть III

Мир вокруг "Иглы": Часть I  Часть II  Часть III  Часть IV  Часть V  Часть VI  Часть VII

ВОУ-НОУ или "Мегатонны в мегаватты: Часть I  Часть II  Часть №0  Часть III

Довольно большой перерыв в записях связан с несколько обескуражившим меня обстоятельством. К сожалению, как выяснилось, электронный архив – не лучший способ сохранения информации по атомному проекту. Практически все ссылки на то, что происходило во времена ЧССР (Чехословацкой Советской Социалистической Республики – помните такое?) – «мертвы». С чем это связано, не совсем понятно. Ветераны немецкого «Висмута» ведут несколько сайтов, аккуратно собирают свои воспоминания, а вот те, кто некогда трудился на «Чехословацко-советском урановом предприятии», в сети обнаружены не были. Мало того – за последние 4-5 лет безнадежно устарели и ссылки, которые вели на более-менее официальные исторические заметки. Набираешь в поисковике «Яхимовские урановые рудники» - а в ответ предлагают рекламные рассказы о радоновых ваннах на курорте города Яхимово, как там с гостиницами и почем туда проехать… Так что все, нижеизложенное – то, что удалось найти в мемуарах людей, какое-то время работавших на ЧСУПе, не более того. Поскольку для большей части наших специалистов опыт работы в Чехословакии был не самым длительным отрезком их трудового стажа – материал далеко не полон. Чешским языком я не владею, к сожалению – уверен, что на нем материалов по ЧСУП доступно куда как больше. Не знаю, как вам, а мне действительно досадно – вот так неожиданно не стало информации об интересном и важном отрезке не только развития геологии, но и истории нашей с вами, канувшей в Лету, страны. Ведь все, что касается добычи урановой руды на территории Восточной Европы – это части нашего, советского, атомного проекта.

Начиналось все с группы Семена Петровича Александрова, успешно решившей проблему обнаружения урановых руд в немецкой части Рудных гор. Горы эти расположены на границе Германии и Чехии, причин искать уран у немцев и не заглянуть на огонек к чехам – не было. «Руссо туристо облико морале» - Восточная Европа в 1945 году выучила эту фразу наизусть, потому и не препятствовала перемещениям наших любопытствующих организованных групп. Пока шли официальные переговоры правительств двух стран, Спецкомитет под руководством Лаврентия Павловича действовал с душевной простотой: «11 сентября 1945 года «русское подразделение в количестве 60 человек под управлением офицера заняло три шахты в Яхимове. Доступа туда теперь не имеет никто, кроме самих шахтеров» - кусочек рапорта унтер-офицера полиции Хефнера в МВД республики. Выбор места Александровым очевиден: Яхимово, как известно, «родина» урана.

Но о переговорах политиков надо сказать пару слов отдельно. Чехословакия – это ведь не Германия, в которой после слова «репарация» немецкие товарищи, не раздумывая, ставили подписи там, где было надо. До монополизации власти коммунистической партией было еще несколько лет, а уран нужен был «здесь и сейчас». Однако уже 23 ноября 1945 СССР и правительство Бенеша подписали договор о добыче урановой руды в ЧССР и поставках ее в Советский Союз. Договор длинный, с приложениями технического характера (что предоставляет Чехословакия, какое и сколько оборудования, сколько специалистов прибудут из СССР и пр.), но, если отбросить детали, все просто. Будем искать, будем добывать, будем вывозить 90%, денег за это дадим, но немного и потом, а 10% - ваши. Как же так-то, откуда такая сговорчивость вдруг появилась у премьер-министра Зденка Фирлингера, который коммунистом отнюдь не был? Рукопожатные господа ответ «знают», конечно: временно прекратив насиловать коня Буденного, Берия примчался на переговоры, подвесил Фирлингера на дыбу, загнал ему иголки под ногти и далее по схеме… Но в реальности все было иначе: в деле присутствовала … взятка. Во всяком случае, в этом уверен чешский историк уранового проекта профессор Збинек Земан. Версия, прямо скажем, не бесспорная, но, по меньшей мере, логичная, объясняющая поведение господина Бенеша. Да-да, именно господина, именно Бенеша: после 1938 года его правительство стало правительством в изгнании, а летом 1945 никаких революций не произошло: Бенеш продолжил руководить Чехословакией на совершенно легитимных основаниях. Сам Земан Збинек к числу антиспециалистов не относится: он - почетный профессор современной истории Оксфордского университета, в котором он, после эмиграции из ЧССР, получал образование. Почему бы и не прислушаться? По версии Збинека Земана, взятка была проста и незатейлива: Тешинское герцогство. Да-да, та самая Тешинская область ( герцогством она называлась в Австро-Венгрии), которую оттяпала себе Польша в октябре 1938 с согласия гитлеровской Германии. Ни дыбы, ни иголок, ни Берии в Праге: герцогство в обмен на уран. Очередной случай с ураном, когда слово «геополитика» надо расшифровывать как «геологическая политика»: представители правительства СССР гарантировали Фирлингеру, что положительно решат вопрос по Тешину с польскими товарищами. Фирлингер попытался торговаться насчет того, сколько урана будет оставаться в ЧССР. Он начал с цифры 50%, Бакулин, представлявший СССР – с цифры ноль, компромиссом и стала цифра 10%. В общем, «полцарства за коня» - это только в книжках, а герцогство за уран – это наша с вами история. Вот только документального подтверждения гипотезы Земана нет нигде, да и Тешинскую область Польша вернула далеко не сразу, а только в 1958 году. Так что, скорее всего – просто гипотеза, не более того. Но ведь красивая, правда? Вот ссылка для любопытных о том, как СССР готовился к переговорам с чехами по урану, на что рассчитывал: http://www.coldwar.ru/arms_race/2/spravka-o-predpriyatii.php.

По нынешним меркам - речь об очень небольших количествах урановой руды, но надо припомнить, что в те времена на всей территории Советского Союза за год добывали не более 30 т. урана. По прикидкам наших атомщиков, наша первая Бомба состояла на 60% из урана немецкого, на 20% - из чешского и только на оставшиеся 20% это был уран из месторождений на территории СССР. Только из отвалов вокруг Яхимовских шахт за 3-4 месяца 1945 года было собрано 24,7 тонны металлического урана, немедленно отправленных в распоряжение Курчатова – своеобразный подарок гитлеровского атомного проекта нашим ученым, конструкторам и инженерам. Как такая маленькая Чехословакия умудрилась внести вклад, равный вкладу всего СССР? Ответ простой: содержание урана в наших тогдашних месторождениях колебалось вокруг цифры 0,18%, а в Чехословакии урана в породах было более 3%. Наши геологи, искавшие и находившие урановые руды там, где их не могли найти европейские и американские специалисты – большая тема и «просто песня», в Чехословакии прозвучавшая не менее звонко, чем в Германии. О том, что уран в Яхимовских рудниках точно имеется, знали все, но никогда до появления поисковой группы под руководством Семена Александрова не добывали в количестве больше 25 тонн за год: ни во времена Австро-Венгрии, ни во времена самостоятельной ЧССР, ни при гитлеровцах. А к середине 50-х рудники Чехословакии давали 2 500 тонн руды ежегодно – сами посчитайте, какие проценты роста тут получаются.

В Чехословакии Семен Петрович Александров работал вместе с Назаренко В.В., Костычевым И.В., Орловым Е.А. Если кто-то сумеет найти хоть пару слов об этих людях – буду весьма признателен, поскольку сам не сумел. Были, работали, искали и нашли уран – вот и все. Первым руководителем ЧСУП с советской стороны был Н.В. Волохов – еще одна безликая «тень». Был человек, организовавший поиски, обустроивший шахты, закрытые городки в Яхимово – вот и все, что известно. Обидно за людей, рисковавших жизнями и здоровьем ради того, чтобы ускорить создание нашего ядерного щита. Очень обидно. Поисковые партии, продолжившие работу Александрова, достаточно быстро обнаружили, что месторождения урановой руды имелись не только вокруг Яхимова – список новых месторождений чуть не страницу текста. Задний Ходов, Длажковск, Роность, Сворность, Братостви, Кладск, Рожна, Пшибрам, Осечно, Брзков, Хамр, Горный Славков, Стражский блок, Дальни Рожинка, Либерц, Мыдловары, Збраслав, Трутнов, Чешска Липа …

Стоит отметить, что такие успехи были обеспечены не только уровнем геологической школы, но и очень конкретными организационными усилиями, предпринятыми Спецкомитетом. 13 октября 1945 Совнарком принял Постановление «О концентрации и специализации поисково-разведочных работ на радиоактивное сырье». Что-нибудь понятно? Конечно, нет – атомный проект был совершенно секретным, потому такой туман уже в самом названии этого постановления. Реально же это постановление предусматривало создание Первого Главного геологоразведочного управления, в котором сосредотачивался весь потенциал поиска урановых руд. Осень 45-го, только-только страна начинала приходить в себя после страшнейшей из войн… Уже в апреле 1946 Первый Главк организовал 270 специализированных полевых геологических партий – Спецкомитет, говоря чекистским языком, приступил к обыску всей территории СССР, Восточной Европы, Монголии, Кореи, куска Китая. В таком темпе, с таким охватом огромной территории никто никогда не искал никакие полезные ископаемые: уран оставил позади себя золото, нефть, газ. Но к тому, что происходило с поисками и находками урана на территории СССР, я постараюсь вернуться более подробно, пока – о Чехословакии.

В 1948 году к власти в Чехословакии пришли коммунисты, сейчас это принято называть «государственным переворотом». Для ЧСУП и Яхимово в частности это стало новым этапом: вокруг шахт одна за другой создавались лагеря, обитатели которых временно становились добытчиками урана. К 1961 году лагерей насчитывалось 11 штук, через работы на шахтах прошло около 65 тысяч заключенных. Для маленькой Чехословакии – большое число. Ну, а для Чехословакии, в которой «Татра» и «Шкода» работали на вермахт до середины апреля 1945 года?..

Почему именно 1961 стал рубежом, после которого лагеря и заключенные вокруг Яхимово стали исчезать? Да никаких загадок, просто стали заканчиваться запасы урановой руды. К 1964 году шахты были закрыты, кроме «Единства»: здесь добывают целебную воду, содержащую радон, молибден, титан и бериллий. Курорт «Яхимово» открыт круглый год и может принимать до 1 400 человек ежедневно. Но закрытие шахт Яхимово не привело к снижению объема добычи – геологи обеспечили весьма широкий фронт работ. До 1990 года в Чехословакии было добыто свыше 110 тысяч тонн руды, но шахты стали консервироваться одна за другой уже после 1986. Трагедия Чернобыля резко ослабила интерес к атомной энергетике во всем мире, настала эпоха радиофобии и – период низких цен на уран. В результате к 1994 году добыча упала до 600 тонн в год и продолжила плавно снижаться до 228 тонн в 2012 году.

ЧСУП – ужасное название, потому реорганизация его была неизбежна. Теперь это государственное предприятие Diamo, занимающееся эксплуатацией последнего «живого» месторождения – рудника Рожна в Дольни Рожинка, неподалеку от Брно. Шахты глубиной больше 300 метров, себестоимость кг урана (напоминаю – для шахт и рудников под «ураном» подразумевают оксид урана, тот самый желтый кек) – более 80 долларов. Месторождение планировали закрыть еще в 2003 году, но тут подскочили цены, и рудники продолжили свое существование. Но руды хватило только на 10 лет, в 2014 чешское правительство приняло решение о консервации всех шахт с 2017 года. Надо заметить, что чехи намерены подойти к решению этой задачи весьма практично: Diamo намерено превратить все подземные части шахт в … газовое хранилище. Работа неспешная, но она идет и идет. И этот подход представляется куда как более практичным, чем у немцев, которые шахты действительно ликвидировали и травку сверху посадили. ПХГ лишними не бывают, а уж после февраля 2014 с Майданом и грядущими проблемами транзита российского газа через ГТС Украины – и подавно.

Да, что касается самостоятельной Словакии. Во времена ЧССР и работы ЧСУП небольшие месторождения были найдены и эксплуатировались - в Нововеска Хута и в Калница, теперь закрыто абсолютно все. Официально звучит просто замечательно: «После обретения независимости добыча урана была прекращена». Демоны были, но самоликвидировались…

У Diamo есть «очень гибкий план» по открытию новой урановой шахты близ городка Брзково – там имеется не менее 3 000 тонн руды. Что значит «очень гибкий»? В 2014 году было жестко заявлено, что Чехия возвращается на урановый рынок, будет наращивать добычу. В 2015 выяснилось, что рыночная обстановка – так себе, и планы пока стоит отложить. В январе 2016 Чехия снова «становится добывающей собственный уран страной», в марте «конъюнктура рынка делает проект новой шахты не рентабельным». Можно следить за этим замысловатым маятником, а можно не напрягаться: проект новой предусматривает инвестиции почти в полмиллиарда евро, которых у Чехии просто нет.Ну, а те 200-300 тонн урана, которые добывала Diamo, погоды на мировом рынке не делали никакой, причем не из-за малого количества, а потому, что весь он уходил на нужды АЭС самой Чехии. И, как воспоминание об «игольчатом» цикле: не смотря на все политические перемены, 100% добываемого чехами урана идет в … Россию. Обогащать-то надо! Росатом обогащает, Росатом изготавливает топливные стержни, Росатом доставляет и загружает АЭС «Темелин» и «Дукованы». Из тревожных для нас новостей: в феврале 2016 Темелин подписал договор с Westinghouse о поставке 6 ТВС в течение этого года. Это вторая попытка чехов работать с американцами, предыдущая закончилась в 2007. Тогда реакторы Темелин пришлось экстренно останавливать из-за значительных деформаций корпусов ТВС, едва не приведших к серьезной аварии. Что получится теперь – узнаем в течение этого и 2017 года.

Boriss Alestar

facebook.com

На фото: Шахта Рожна (Даниэл Бурда, Чешское радио)

Читайте продолжение: Урановые подземелья. Часть 5. Болгария

Читайте также:

Пара слов о плутонии, великих США и стране-бензоколонке

А есть ли выгода в АЭС?

Оценка: 4.6 / 8
3971 просмотр
Яндекс.Метрика