Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Вентиль сознания

АНАЛИТИКА 23.05.2016 в 04:05

Деньги – на Западе, технологии – в прошлом, многого не вернуть

Способна ли наша элита найти эффективный, работающий на все общество путь развития страны? Как обостряющаяся в мире борьба за ресурсы и антироссийские санкции отразятся на нашем ОПК? Простых ответов нет.

Задумав экономическую реформу, председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин попросил ученых смоделировать, как советский человек поведет себя при усилении материальной заинтересованности. Эксперимент дал почву для многих размышлений.

Одним из тех, кто взялся решать задачу, был Институт проблем управления АН СССР. Анализ показал, что в социальных системах, базирующихся на материальной выгоде, возникает неустойчивость, которая при определенных обстоятельствах может затронуть сами основы государства. Развитие западного общества сопровождается постоянными подвижками и новшествами, которые сглаживают возникающие противоречия между трудом и капиталом. Если эти меры неэффективны, начинается кризис перепроизводства и сбыта, вызывающий социальные потрясения. Если же удачны, экономика бурно развивается, но опять-таки до очередного противоречия, которое разрешается через уступки капитала или развязывание войны. Интересно, что развитые социальные структуры на переломах оказываются сильнее, сплоченнее и могут устоять.

Либеральная идея, как показывает мировая практика, неминуемо (помимо желания элит) ведет к краху, если не ограничена социальными обязательствами перед гражданами, а разрыв между доходами богатых и бедных больше допустимых норм. Кстати, в России он сегодня превышен в 17 раз.

К краху может привести и социальная идея, если в ней не в полной мере учитывается человеческий фактор, а люди превращаются в винтики-колесики государственного механизма подавления и принуждения.

В любой системе, будь то капитализм или социализм, есть изъяны. Но это не приговор человечеству, а проблема управления, считают эксперты. Ядерная реакция может быть и с положительной обратной связью. В процессе частной инициативы и предприимчивости также высвобождается огромное количество энергии, что является мощным источником развития общества. Но ядерная энергия приводит и к всеобщему благу, и к чернобыльской аварии. Так и частная инициатива, предпринимательство, если не направлять в нужное для общества русло, могут закончиться самоуправством и анархией.

Механизмы управления в России разлажены. Это наглядно показала «прямая линия» с Владимиром Путиным, на которую поступило свыше двух миллионов телефонных звонков и запросов и почти каждый – крик о помощи.

Альтруен и Эголэнд

Заведующий лабораторией Института проблем управления им. В. А. Трапезникова, доктор технических наук, профессор Кемер Норкин предлагает представить два государства. Одно – Эголэнд (от эгоист) – успешно развивалось, создавало науку, финансовую систему, но вошло в кризисные колебания. Чтобы поправить дело, элита продолжила курс на либеральную глобализацию, а государство залезло в триллионные долги и продолжает потреблять мировые ресурсы, не думая, как расплачиваться за финансовый эгоизм. Вторая страна – Альтруен (от альтруизм) – изначально придерживалась социальной справедливости. Но оказалась разъедена коррупцией и распалась. Однако вместо того, чтобы искать выход в налаживании экономики, создании новых рабочих мест, его элита резко поменяла мировоззренческие установки, общественные правила и по сути перенесла бизнес-этику Эголэнда на свою почву. Но систему принятия решений по использованию общего имущества, финансов и ограничению свободы оставила прежнюю – ту, при которой многие были готовы умереть за интересы государства, образно говоря, в заштопанном мундире.

Итак, люди в Эголэнде изобрели способ существовать, несмотря на то, что либерализм завел их в тупик, за счет присвоения чужих ресурсов. А в Альтруене элита узурпировала распоряжение ресурсами страны и обменивает их на казначейские фантики Эголэнда. Конечно, такой курс подрывает сами устои государства.

Говорят, в Альтруене нет экономических проблем, которые нельзя было бы решить за счет народа: благополучия пенсионеров и бюджетников, сокращения социальных обязательств. «Но если мы найдем способ сочетания социального и эгоистического подходов, которые будут друг друга синергетически дополнять, то это станет подарком всему человечеству», – считает Кемер Норкин.

Дай-то бог. Только времени уже не осталось. Более того, существует опасность, что в Эголэнде возникнет соблазн при удобном случае просто поглотить Альтруен за ненадобностью. Так бы и случилось, не сохрани Россия вопреки всему свои зубы – силы ядерного сдерживания.

Закат Европы

Основной вопрос современности, считают эксперты, – получение энергии. «Чтобы человек мог нормально жить, ему необходимо примерно два киловатта электричества ежедневно: должны работать холодильник и телевизор, метро и т. п., – отмечает доктор технических наук, профессор Игорь Острецов. – На Земле семь миллиардов человек. Им необходимо 14 тераватт. Но мир сегодня может выработать только два тераватта».

Не надо заблуждаться насчет того, что на рынке переизбыток нефти. В исторической перспективе это ненадолго: предел запасов уже обозначился. По органическим энергоносителям мы подошли к пику добычи. Дай бог, чтобы их хватило до середины столетия. В энергообеспечении человечества возможности отстают от потребностей в шесть-семь раз. Поэтому война за ресурсы – главная проблема и опасность XXI века.

Социальное устройство, принятое в большинстве стран мира, – рыночная демократия. В свое время Альфред Нобель дал ей такое определение: демократия – это стадо идиотов под управлением подонков. Он, видимо, оказался прав. Благодаря стране – флагману развитой демократии мир сегодня при дефиците ресурсов и финансовых пузырях вновь на грани взаимного истребления. Поэтому вопрос стоит жестко: кто кого и как будет уничтожать?

Звучит цинично, зато правдиво. «Обычно люди очень не любят такого вопроса, – приводит пример Острецов. – Когда я задал его году в 2000-м одному философу, академику РАН, тот ответил: Игорь Николаевич, такие вопросы в приличном обществе поднимать нельзя. Но либо пять миллиардов бедных, либо сто миллионов богатых. Иного не дано. Причем уничтожение богатых вовсе необязательно физическое. Это можно сделать просто изъятием их собственности. А вот уничтожение бедных будет только физическое, потому что им отступать некуда».

Современный мир именно этим сегодня и занят. С чего начались события на востоке Украины? Напомним, что Китай заявил: «Мы переселяем из сел 400 миллионов человек и вводим пенсионную систему, поэтому цена нефти не должна превышать 80 долларов». После этого вспыхнула необъяснимая для многих война в незалежной. Затем – хаос на Ближнем Востоке и образование запрещенного в России ИГ, противостоять которому никто, кроме нас, не смог.

Как считает Острецов, между некоторыми мировыми лидерами даже существует договоренность, кого «сливать». Почему первым кандидатом не могла стать Украина как наиболее слабое звено? Ее для этого и вырывали из «объятий» России. Только наивный может считать, что это стихийные процессы. За ними заокеанские кукловоды, которым не нужен конкурентоспособный, проводящий самостоятельную политику Евросоюз. Украина и Ближний Восток – рычаги давления на Европу, вентиль в нужных руках, которым враз перекроют кислород, если она взбрыкнет.

Уходящая натура

«Похищение Европы» – задача стратегическая. В ближайших планах США – поставить на место Россию. Это осуществимо, пока деньги нашей элиты хранятся на Западе и продолжается отток капиталов из страны. Наши нувориши спят и видят себя в особняках на побережье Флориды. А экономический блок правительства, как в 90-е, продолжает выполнять указания «вашингтонского обкома».

Глобальная драка за ресурсы уже идет. Сегодня китаец потребляет одну тонну условного топлива в год, немец – 16, американец – 20, россиянин – 4. И эти противоречия усиливаются.

Западные санкции заставили Россию срочно искать пути импортозамещения. Считалось, что широкая международная кооперация чрезвычайно выгодна. Как оказалось, лишь до тех пор, пока на Земле мир. «В условиях военного времени она вредна, даже опасна, что мы недавно осознали и теперь видим: добросовестной конкуренции ведущих западных государств со странами развивающейся экономики быть не может, – говорит академик РАЕН Виктор Капустин. – Поэтому Российская Федерация крайне нуждается в развитии собственных оборонных технологий, микроэлектроники».

Однако на данный момент у нас не создано даже простейшего классификатора жизненно важных технологий, которых порядка 150 тысяч. А знания, позволяющие их использовать, существуют в основном в головах инженеров, техников и мастеров – сегодняшней индустриальной интеллигенции, которую правящая элита, судя по зарплате в «оборонке», не считает за таковую. Молодой техник, неправильно установивший датчик угловых скоростей, из-за чего упал носитель «Протон-М», получал около 18 тысяч рублей.

Утрачены описания некоторых уникальных технологий черной и цветной металлургии, разведки нефти, добычи и переработки ее в ГСМ, оргсинтеза. Вряд ли удастся восстановить советский объем знаний в авиационной и радиопромышленности, стекловарении и некоторых других отраслях. Технологические карты, там, где они есть, как правило, выполнены небрежно, фрагментарно, в основном в виде текстов, понятных лишь ветеранам-производственникам. И если живое устное знание уйдет вместе с ними, эти «конспекты» просто некому будет расшифровать.

Залежи патентной литературы не спасают положения. По существу это малоинформативные правовые тексты. Инженерная графика изгнана из патентных формул – так легче обходить защиту.

Недавно председатель правительства России заявил, что станочный и технологический парк ОПК нуждается в обновлении на 70 процентов и это необходимо сделать до 2020 года. Почему в такой срок, Дмитрий Медведев не уточнил. Требуются огромные усилия и капвложения, притом что в стране нет ни достаточных ресурсов, ни подготовленных кадров. Нужны новые методы управления экономикой, денежно-кредитной и кадровой политикой. Но решения на государственном уровне не принимаются, соответствующих ФЦП нет.

Если коррупция – система, как говорит Норкин, то и бороться с ней надо повсеместно и постоянно. Пока же у нашей элиты наблюдается этакое раздвоение сознания. За рубежом демонстрируем силу, проявляя мужество и героизм, помогаем сирийскому народу, а внутри страны в это же время справляем миллиардные свадьбы нуворишей, мягко журим тех, кто беззастенчиво запускает руку в карман государства, душим собственную экономику, боимся слова правды.

И пока российская элита не связывает свои перспективы с будущим «этой» страны, не будет в государстве ни мира, ни согласия, ни объединяющей всех национальной идеи. А Эголенды продолжат посягать на наши земли, открыто заявляя, что Господь Бог слишком щедро наделил Россию природными богатствами и она должна ими поделиться.

Пора наконец очнуться от гайдаровского морока, объективно посмотреть на себя и окружающий мир, в котором Россия может превратиться из субъекта в объект глобальной политики, стать страной-бензоколонкой, по выражению конгрессмена Байдена. Но для этого из 150 миллионов населения потребуется лишь треть. Такова объективная реальность рыночной демократии и порожденной ею технологии гибридной войны.

Олег Фаличев

vpk-news.ru

Оценка: 4.3 / 3
408 просмотров
Яндекс.Метрика