Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

"Завхозы" еще долго будут управлять учеными

АНАЛИТИКА 22.08.2016 в 04:25

Спасет ли реформа Минобразования отечественную науку?

В субботу, 20 августа, стало известно, что Министерство образования и науки РФ может быть разделено на два ведомства. Об этом сообщили СМИ со ссылкой на источники в научно-образовательной сфере.

Днем ранее президент Владимир Путин уволил главу Минобрнауки Дмитрия Ливанова, занимавшего пост с 2012 года. Новым руководителем ведомства назначена замначальника управления президента по общественным проектам Ольга Васильева.

По информации, появившейся в интернете, Васильева будет возглавлять ведомство, курирующее школы и вузы. Второе ведомство займется вопросами науки.

По имеющимся сведениям, вопрос о разделении министерства поднимался еще в 2012 году, во время отставки тогдашнего главы Минобрнауки Андрея Фурсенко в связи со сменой кабмина. «Сейчас, с назначением Ольги Васильевой вместо Дмитрия Ливанова, это разделение напрашивается», — сказал один из чиновников.

Напомним, что главной претензией к Ливанову со стороны научного сообщества была инициированная им в 2013 году реформа Российской академии наук (РАН). По ее итогам контроль над имуществом академии получило Федеральное агентство научных организаций (ФАНО).

Противостояние ученых и чиновников дошло до того, что в июле более 100 академиков, членкоров и профессоров РАН написали открытое письмо Путину. В нем они указали, что «последние три года реформы фундаментальной науки в России не принесли никаких положительных результатов».

«Мы стоим на грани окончательной ликвидации конкурентоспособной научной отрасли — одной из традиционных опор российской государственности», — говорилось в письме.

По мнению ученых, РАН из-за реформы Ливанова «практически утратила возможность влиять на управление наукой, а ФАНО, получившее все полномочия, для этого не обладает достаточной компетенцией».

В письме Путину ученые предлагали ФАНО переподчинить РАН, чтобы эта организация отвечала исключительно за хозяйственные вопросы. Кроме того, они предлагали вывести академическую науку из-под юрисдикции Министерства образования и науки.

И вот теперь, похоже, ситуация развивается именно в этом русле. Неслучайно в минувшую пятницу глава РАН Владимир Фортов заявил, что именно опыт работы Ольги Васильевой в АП поможет урегулировать многолетний конфликт: «РАН рассчитывает на конструктивный диалог и работу на единую цель, чего раньше не было».

Как скажутся перемены на российской науке, помогут ли они восстановить былой потенциал РАН?

— Ученые давно выступают за то, чтобы наукой управляло отдельное ведомство, — напоминает депутат Госдумы, доктор физико-математических наук, академик РАН Борис Кашин. — Было бы разумно передать такому ведомству некоторые функции ФАНО — в частности, вернуть РАН возможность управлять работой научно-исследовательских институтов. В конечном итоге, нужно, чтобы государство прекратило воевать с наукой, и стало оказывать ей поддержку.

Замечу, что в советское время государственную политику в сфере научно-технической деятельности проводил Государственный комитет Совмина СССР по науке и технике (ГКНТ). Во главе его стоял академик, который одновременно занимал должность зампреда Совмина. Другими словами, это был человек, который разбирался и в науке, и в государственном управлении. Было бы неплохо возродить эту схему сегодня.

— Такая реформа могла бы возродить научный потенциал России?

— Реорганизация Минобрнауки безусловно полезна, но, на мой взгляд, ключевых проблем не решит. Главной из них остается невостребованность науки и результатов научного труда. Во времена, когда отечественная промышленность на многих направлениях практически остановлена, научные разработки никому не нужны.

Кроме того, российская наука длительное время хронически недофинансируется. Как известно, приоритет для нынешнего кабмина — исполнение майских указов главы государства. Эта цель достигается путем сокращения финансирования любых «побочных» отраслей, и наука входит в их число.

Наконец, проблемой является катастрофическое падение статуса ученого. Сегодня научные сотрудники зависимы от администрации не только в вузах, но даже в академических институтах, хотя во всем мире это не так.

И лишь на четвертом месте по важности, я считаю, стоит проблема управления наукой и проблема реорганизации министерства. Здесь, замечу, замкнутость системы на одного человека — президента РФ — является дестабилизирующим фактором. Поскольку достаточно подписать одну бумагу в администрации главы государства — и правила игры для научного мира России могут необратимо измениться.

— Оправдает ли Ольга Васильева надежды академика Фортова на конструктивное сотрудничество?

— Хуже, чем было при Ливанове, точно не будет. Дмитрий Викторович, на мой взгляд, разваливал отечественную науку с совершенно ненужным рвением.

Думаю, власть поняла, что хотя бы наука, обслуживающая оборонный комплекс, России точно нужна. Но, на мой взгляд, высшее руководство и сегодня не до конца осознает возможности науки, и сложности создания новых научных коллективов и школ. Легкость, с которой в 2013 году чиновники попытались ликвидировать в стране фундаментальную науку — тому доказательство. И опасность, что такой подход сохранится, я считаю, до сих пор не устранена…

— Наука в России уничтожается давно, но особенно это стало заметно, когда министром образования был назначен Дмитрий Ливанов, — отмечает академик РАН Юрий Рыжов. — Со времен СССР координатором деятельности РАН, и добытчиком средств для входящих в нее НИИ, выступал президиум академии. Но Ливанов и его ведомство «наградили» РАН уникальной организацией — ФАНО. По официальной версии, это было сделано, чтобы избавить ученых от хозяйственных проблем. На деле, такое решение позволило чиновникам получить контроль над огромной собственностью академии — зданиями, помещениями, участками земли по всей стране.

ФАНО очень быстро выставило ученых из ранее занимаемых кабинетов. Но главное — чиновники стали решать, какому из институтов академии каким направлением исследований заниматься. Это делалось без всякой научной экспертизы, волевым решением людей, профессионализм которых даже как администраторов вызывал вопросы.

Кроме того, при Ливанове чиновники устроили подлинное засилье бюрократии. Я — бывший ректор Московского авиационного института (МАИ), а ныне заведующий одной из его кафедр. Я лично увидел, как вдруг нахлынул поток бессмысленных анкет и бланков, которые необходимо заполнять. Кафедре стало буквально некогда преподавать. В одной из таких бумаг, например, требовалось указать, сколько научных открытий будет сделано в следующем году. Это напоминало театр абсурда. Аналогичную картину можно было наблюдать в других институтах РАН.

Ощутимо деградировала при Ливанове и система среднего образования — это видно хотя бы по абитуриентам, которые приходят в МАИ.

— Смена министра образования и разделение ведомства изменят ситуацию к лучшему?

— На мой взгляд, нынешнюю ситуацию наглядно иллюстрирует анекдот советских времен. В квартиру пригласили водопроводчика. Он посмотрел на трубы, и многозначительно сказал: систему надо менять. Нам тоже нужно менять систему. Иначе не получится: мы прошли слишком много точек невозврата…

— Ливанов лишился поста не из-за давления научного сообщества, — уверен политолог, директор Института политических исследований Сергей Марков. — Недовольство ученых сыграло свою роль, но оно не было главным…

Надо понимать: с электоральной точки зрения, важна не наука, а образование — средняя и отчасти высшая школа. Миллионы сотрудников включены именно в систему образования, а не в науку. А если прибавить к ним десятки миллионов учащихся, их родителей и родственников, то получится, что проблемы образования волнуют подавляющее большинство избирателей России.

Именно критика образования имела важнейшее значение при снятии Ливанова. И именно в этой области следует теперь ожидать преобразований. На это указывает и тот факт, что идеология нового министра Ольги Васильевой явно патриотическая — в отличие от западно-либеральной идеологии Ливанова.

Это важно как раз для сферы образования, которое дает концепцию осмысления реальности, осмысления места своей страны в мире. Именно для гуманитарных дисциплин, формирующих личность и гражданина, идеология имеет значение. А для науки — почти не имеет.

Есть еще важный момент. Российским ученым не нравился не конкретно министр Ливанов, а ФАНО — по сути, власть завхозов над учеными. Но будет ли в ближайшее время скорректирована эта власть — вопрос открытый. Я бы сказал, что скорее нет, чем да.

На мой взгляд, неадекватность реформ в образовании гораздо ярче и нагляднее, чем в науке. И чтобы убедится в неадекватности власти завхозов, потребуется еще несколько лет…

Андрей Полунин

svpressa.ru

Оценка: 4.0 / 3
343 просмотра
Яндекс.Метрика