Меню
Поиск
Социальные сети
Контакты
Copyright © 2016, "ПолитАрктика" (18+)

Земля Большого Медведя

АНАЛИТИКА 08.03.2016 в 04:30

 

Греческое слово ἀρκτικός, которое и дало название Арктике, означает "земля Большого Медведя". Древние греки, ориентировавшиеся в своих морских путешествиях по солнцу и звёздам, знали, что над точкой географического севера всегда расположена неяркая Полярная звезда. А направление на неприметную Полярную звезду легко найти, продлив линию, идущую через ковш Большой Медведицы, который ярко сияет на завораживающем небосводе северного неба. С тех пор так и повелось: хочешь попасть в Арктику — ищи Большого Медведя. Он приведёт тебя к богатствам Севера.

Конечно, сами греки и их последователи, римляне, так и не увидели красот Арктики. Для древнего мира земли севернее виноградников Франции и туманных берегов южной Англии были "ледяной пустыней". Шутка ли — уже на южном берегу Азовского моря не растут оливки, а севернее — так и вообще полгода на земле лежит плотный полуметровый слой снега, который жители Средиземноморья могли видеть у себя лишь на вершинах высоких гор.

Арктику освоили совсем другие народы, те, кого греки и римляне презрительно называли "северными варварами". Для этих суровых людей жизнь шла по другим законам: они не могли ждать, когда созревшие мандарины и оливки Средиземноморья сами упадут к их ногам, они не могли возлежать на мраморных скамьях, потягивая вино и закусывая его козьим сыром и сладкими фруктами. Для покорителей Арктики она была не праздником и негой, но всегда — испытанием и заслуженной, выстраданной наградой.

Скандинавы, англичане, американцы, и, в первую очередь — русские, стали теми, кто освоил современную Арктику. Земля Большого Медведя рьяно охраняла свои богатства, но столь же щедро и одаривала тех, кто мог дойти до цели своего пути, на её холодных просторах. Награда в Арктике всегда ждала героев — ведь то, что в Средиземноморье уже кто-нибудь, да и подобрал за тысячи и тысячи лет человеческой цивилизации в "сердце мира", тут, в Арктике, лежало нетронутым. Фраза "где не ступала нога человека" — это о ней. О земле Большого Медведя, о земле сильных телом и духом людей.

Сегодня романтика и порыв освоения Арктики уже во многом сошли на нет, и подвиги Дежнёва и Баренца, Толстоухова и Франклина, Нансена и Пири, Челюскина и Чкалова кажутся историями из какой-то другой реальности. Из реальности, в которой люди упорно и упрямо шли, плыли, летели вперёд, на север — в место, где, казалось бы, ничего нет.

Но все эти исследователи и покорители Арктики открывали, раз за разом, новые земли, новые пути и новые богатства, которые потом начинали служить людям.

Чем же ценна сегодня Арктика — и за что борются сегодня ведущие арктические (и мировые) державы на извечной земле Большого Медведя?

Во-первых, стоит сразу упомянуть, что Арктика, в отличии от Антарктиды, второго "полюса холода" Земли, всё время являлась точкой столкновения насущных политических и военных интересов мировых держав. Вокруг Северного Ледовитого океана расположены территории России и США, к Арктике примыкают и территории многих европейских стран, также претендующих на свою роль как в мировом устройстве, так и в освоении региона.

И если в случае Антарктики мировые державы в итоге договорились, по факту, о международном варианте мирного и экстерриториального освоения Антарктиды и прилегающих к ней островов и морей, то в случае Арктики — указанное пересечение и даже столкновение интересов диктует совсем иную картину. Ведущие арктические державы ведут на земле севера непримиримую борьбу, постоянно доказывая свои права на территории, морские пути, богатства океана и ископаемые континентального шельфа. Кроме того, Арктика в той или иной степени, в отличии от Антарктики, милитаризована — практически все страны арктического бассейна понимают, что любое глобальное противостояние вовлечёт в себя и северные моря и земли. Именно через Арктику лежат кратчайшие пути полёта стратегических бомбардировщиков, баллистических и крылатых ракет, в Северном Ледовитом океане и прилегающих к нему морях расположены основные позиционные районы подводных лодок-ракетоносцев.

Поэтому арктический вопрос сегодня, безусловно, политизирован и имеет чёткую военную окраску: каждый шаг арктических держав вперёд, в реальном освоении региона, учитывает и специфику будущей обороны завоёванных рубежей и защиту своей основной территории — будь то Нью-Йорк или Чикаго в случае США, или же Москва и Санкт-Петербург — в случае России.

Ведь география планеты Земля никак не поменялась с момента 1937 года, когда экипаж Валерия Чкалова на самолёте АНТ-25 совершил первый беспересадочный перелёт Москва-Северный Полюс-Ванкувер.

Во-вторых, нынешняя Арктика — это уже не только пушнина и олени, китовый ус и мясо нерпы. Прошло то время, когда Арктику осваивали торговцы и охотники: сегодня в Арктике первую скрипку играют нефтяники, газовики и судовладельцы.

Арктика — последняя нетронутая природная кладовая, громадный запас ископаемых углеводородов, чья нехватка и высокая стоимость определяли все попытки выхода из "углеводородного тупика", в который мир попал в конце ХХ — начале XXI века. Именно нефть Аляски спасла США в момент нефтяного кризиса конца 1970-х годов, только газ Ямала сегодня позволяет России не снижать экспорт "голубого топлива", лишь от нефти и газа Северного Ледовитого океана может зависеть будущее Норвегии, США, Канады и России как поставщиков углеводородов на мировой рынок.

Да, освоение Арктики связано с огромными инфраструктурными издержками. Ни проекты США на Аляске, ни проекты "Газпрома" на Ямале, ни начинания "Статойла" и "Роснефти" на шельфе Северного Ледовитого океана — это не лёгкая нефть Саудовской Аравии и не дешёвый газ Катара и Ирана. Но — кроме Арктики пока что в мире нет более доступных и значительных месторождений углеводородов, которые бы могли существенно повлиять на мировую добычу нефти и газа. Все остальные альтернативы, как говорится, "ещё печальнее". А что касается инфраструктуры — то ведь она никуда не исчезает. Вспоминая времена древнего мира, изнеженных греков и римлян — то и на месте Москвы когда-то был непроходимый лес и топкие болота. А население Тюменской области составляло меньше миллиона человек ещё в 1950-м году, при том, что сегодня в области живёт и работает более трёх миллионов человек.

Важно и то, что Арктика меняется на наших с вами глазах. Глобальное потепление — не выдумка, а происходящий вот уже на протяжении полувека объективный процесс. На Земле практически каждый следующий год теплее предыдущего, а в Арктике этот процесс ещё и идёт с ускорением от общемировой тенденции. И суть тут не в том, бояться ли глобального потепления или, тем более, бороться с ним, а в том, как его использовать. Россия вообще от глобального потепления получает массу жирных плюсов при малом числе весьма хилых минусов — поэтому борьба против глобального потепления в самой холодной стране мира по факту отдаёт чертами старой шутки о "борьбе пчёл против мёда". В текущем положении России гораздо выгоднее использовать существующие мировые процессы и "оседлать волну" глобального потепления, нежели, подобно Дон Кихоту, пытаться бороться с ветряками "выбросов парниковых газов" и идти по пути самоограничения собственной промышленности в попытке остановить глобальный процесс роста температур.

В Арктике процесс роста среднегодовых температур приводит к тому, что регион получает в своё распоряжение как минимум два стратегических морских пути — российский Северный морской путь и американско-канадский Северо-Западный проход. Оба эти маршрута значительно сокращают время пути морских грузов вокруг Евразии и вокруг Северной Америки, позволяя избегать теснин Малаккского и Баб-эль-Мандебского проливов, а также прохода Панамского и Суэцкого каналов.

Глобальное потепление открывает эти морские пути не на два-три месяца в году, как это было в 1950х-70х годах, а позволяет осуществлять навигацию в Арктике и четыре, и шесть месяцев — в зависимости от уровня повышения температуры. А при наличии мощного ледокольного флота фантастика круглогодичной навигации по Северному морскому пути может стать обычной реальностью — что радикально сократит время и стоимость доставки грузов из Юго-Восточной Азии и Японии в Европу и обратно.

Все перечисленные процессы: военное освоение региона, формирование законодательной базы территориальных претензий и приобретений, освоение ресурсов океана и шельфа, глобальное потепление и транспортная связность Арктики — находятся в органической взаимосвязи.

Вооружённые силы обеспечивают стабильность и управляемость территории — пример защиты платформы "Приразломная" от нападения "зелёных гоблинов" из "Гринписа" ещё у всех на слуху. Экономическое освоение Арктики позволяет разделить инфраструктурное бремя между многими отраслями экономики и окупить развитие региона. Пока человечество не решило вопрос углеводородного топлива, составляющего основу мировой экономики — будет идти и объективный процесс глобального потепления. Ну а транспортная связность Арктики будет расти в связи с этим процессом — по мере улучшения условий Северного морского пути и процесса его разумного инфраструктурного освоения.

Арктика ждёт своих новых героев. Людей, которые придут на землю Большого Медведя, чтобы остаться на ней и жить. В конце концов, когда-то для греков и римлян магическая "линия винограда", которая показывала нулевую изотерму января, была реальным "концом мира". Севернее этой линии, проходящей по отрогам Крымских гор и Кавказа, жизни, в их представлении, не было — там существовали лишь непонятные северные варвары, которых греки называли скопом: Σκόλοτοι, скифы, "лучники".

Греки и римляне ушли в прошлое, а скифы — остались. Выжили, обустроили свой северный мир — и замахнулись на то, что было недоступно жителям благодатного Средиземноморья.

"Мильоны — вас. Нас — тьмы и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами!" — это про нас.

Ведь если не мы покорим землю Большого Медведя, то кто же, кроме нас?

Алексей Анпилогов

zavtra.ru

Оценка: 3.0 / 1
149 просмотров
Яндекс.Метрика